Города и Страны

Памятник Королеву в Королеве

Описание места

Примечателен факт, что памятник Королеву открывала вместе с мэром столицы знаменитая Валентина Терешкова — первая женщина-космонавт. Ее памятный бюст также расположен на аллее героев-космонавтов, идущей вдоль Проспекта Мира.

Сергей Павлович Королёв — известный советский учёный и талантливый конструктор. Его стараниями было организовано производство космической техники и ракетного оружия Советского Союза. Ученого по праву считают основоположником практической космонавтики.

Уроженец Житомирской области Сергей Королев, прошел путь от мальчишки-мечтателя до светила науки. Его увлечение авиационной техникой (детские кружки, обучение в институте, проектирование летательных аппаратов) постепенно переросло в серьезную научно-практическую деятельность.

На долю выдающегося ученого помимо успеха в науке выпало немало испытаний, в частности его арест и пребывание в Бутырской тюрьме. На одном из допросов Королеву сломали челюсти, также он получил сотрясение мозга. Ученого обвиняли в троцкизме и вредительстве. По приговору суда он был направлен в Сибирь, на золотой прииск Мальдяк. Через год переведен в московскую спецтюрьму НКВД ЦКБ-29, где содержалось немало выдающихся ученых, в том числе А.Н. Туполев. Заключенные проектировали бомбардировщики, работали над созданием управляемой аэроторпеды. Во время Великой Отечественной войны Королева, также под стражей перевели в ОКБ-16, для работы на Казанском авиазаводе по созданию ракетных двигателей. За успешную трудовую деятельность в 1944 году Сергея Павловича освободили из тюрьмы досрочно.

Долгие годы пребывания под стражей не могли не сказаться на душевном состоянии ученого, говорят, он часто впадал в уныние и пессимистические настроения. Его любимая поговорка: «Шлепнут без некролога», — полна горечи и злой иронии.

Личная жизнь Сергея Павловича также не была безоблачной. Первая жена, Ксения, любовь которой он завоевывал более 7 лет, почти сразу после свадьбы перестала его интересовать. Счастливый молодожен начал крутить новые романы. Частые измены мужа заставили Ксению подать на развод. Официально их брак длился четверть века, но жили они вместе едва ли более 7 лет. Отношения с новой женой Ниной, также были далеки от идеала. Молодую супругу раздражала тяга Королева, выворачивать душу наизнанку — ученый часто жаловался на неудачи в работе, плохое самочувствие, тем самым заражая своим пессимизмом.

Памятник Королёву в 2018 — 2019

Что поделаешь — гениям редко везет в личной жизни.

1957 год был знаменателен успешным испытанием «Р-7», ракеты, при помощи которой был выведен на орбиту первый в мире искусственный спутник Земли, а 12 апреля 1961 года первый человек полетел в космос.

Умер Сергей Павлович 14 февраля 1966 после неудачной операции.
Жена ученого рассказывает, что перед любым важным событием Сергей всегда бросал 2 монетки, которые неизменно носил в кармане. А перед тем как отправиться в больницу найти их не смог, хотя обыскал все карманы. Возможно, это было одно из дурных предзнаменований, странно, что несложная операция, проводимая хорошим врачом, обернулась трагедией.

Ю.А. ГАГАРИН У КОРОЛЁВЫХ В ОСТАНКИНЕ

Л.А.Филина

Ю.А. ГАГАРИН У КОРОЛЁВЫХ В ОСТАНКИНЕ

«…Пройдёт время, и мы уйдём навеки,

нас забудут, забудут наши лица,

голоса и сколько нас было,

но страдания наши перейдут

в радость для тех,

кто будет жить после нас…»

А.П.Чехов «Три сестры».

Памятные доски на стенах жилых или административных зданий – это всегда интересно, будь то свидетельство о выдающемся человеке или об историческом событии. Степень интереса может быть разной, это зависит уровня нашей просвещённости, наличия в нас качества, отсутствие которого так огорчало великого А.С.Пушкина, а именно, любопытства, и, наконец, сложившегося личного отношения к имени или событию, о которых упоминает памятник.

Уверена, что каменно-бронзовая летопись городов – это изобретение мудрецов, обеспокоенных склонностью людей к исторической амнезии. Много лет пытаюсь понять, почему на Московских домах нет памятных досок, подчёркиваю не доски, досок, рассказывающих о первом космонавте Землян Юрии Алексеевиче Гагарине, и почему нас с вами, пока ещё живущих его современников это не беспокоит!?

В преддверии 75-летия со дня рождения Ю.А.Гагарина пристало ещё раз напомнить об одном из домов, где с 1961 по 1968 г. он всегда был желанным гостем.

11 ноября 1959 г., за год и 5 месяцев до полёта Первого человека в космическое пространство, Сергей Павлович и Нина Ивановна Королёвы поселились в небольшом особняке, что был построен на тихой окраине Москвы, и «сокрыт» от чужих взоров высоким деревянным забором.

Дом в Останкине – поистине царский подарок Советского правительства Главному Конструктору. По декабрьскому 1957 г. Постановлению Совета Министров СССР всем шестерым членам легендарного Совета Главных Конструкторов, возглавлявшим создание и запуск Первого в мире ИСЗ, было разрешено за счёт государства построить дачи в Подмосковье. Для С.П.Королёва было сделано исключение (от своей квартиры в Москве на площади Коммуны Сергей Павлович отказался).

В архиве семьи С.П. и Н.И.Королёвых, а теперь в Мемориальном доме-музее сохранились 24 автографа Ю.А.Гагарина. Почти все они на фотографиях и поздравительных открытках. Первый автограф первого космонавта был запечатлён на обороте цветной фотографии — «12 апреля 1961 г. Дорогому Сергею Павловичу с восхищением, искренним уважением и сердечной благодарностью. Гагарин». Все знают, фотография сделана 15 апреля во время чествования Ю.А.Гагарина в ОКБ-1, на территории предприятия в Подлипках, но дата поставлена знаковая «12 апреля», и это справедливо.

К сожалению, документов, которые бы фиксировали, когда и при каких обстоятельствах был Ю.А.Гагарин в доме у Королёвых, почти нет. Поэтому мы бережно храним не только письма, официальные документы, но и воспоминания, записки тех, кто знал Ю.Гагарина хорошо или только эпизодически.

В ряду наиболее интересных и надёжных в своей правдивости авторов воспоминаний Нина Ивановна, а также садовник и друг семьи Королёвых А.Ф.Сальникова.

Вот несколько эпизодов из жизни Ю.А.Гагарина, связанных с Останкино.

По словам, Нины Ивановны, при жизни С.П.Королёва в Останкинский дом космонавты приходили только после полёта в космос. Возможно, что Юрий Гагарин впервые переступил порог уютного дома Королёвых в Останкине ещё до поездки на отдых к морю. Как известно, с 6 мая по 29 мая 1961 г. Королёвы отдыхали в Сочи, в санатории «Объединённый Сочи». Из записей Нины Ивановны: «В это же время на территории другого санатория неподалёку, на даче «Явейная» отдыхал после полёта Гагарина весь 1-й отряд будущих космонавтов и с ними Юрий Гагарин».

Сохранились фотографии этого, может быть, самого безоблачного мая в жизни Королёвых и Гагариных. Лучшие снимки сделаны фотокорреспондентом Сергеевым.

О пребывании Ю.А.Гагарина в Останкине есть несколько скупых дневниковых записей Нины Ивановны. К сожалению, она не всегда вела записи регулярно, как это было, например, в августе-сентябре 1962 г., когда Сергей Павлович почти месяц находился на лечении в Кремлёвской больнице, что на улице Т.Н. Грановского (ныне возвращено старое название – Романов переулок). Из дневника:

«13 сентября 1962 г. Температура утром нормальная.

Сережа звонил утром, сказал, что ждет меня к 18 часам, а в 17 к нему придут Карпов Евг Анат, Гагарин Юра, Николаев Андриян и Попович Павел. Два часа продолжалась их деловая беседа, потом Юра коротко рассказал о своей поездке в Данию. Подарили Серёже книжку Е. Петрова (псевдоним Е.А.Карпова). Из больницы поехали все к нам домой, посидели, побеседовали, выпили бутылку коньяку, Юра выпил одну рюмочку, он должен ещё везти машину домой.

Около 22-х часов позвонил Серёжа, мы в это время пили чай. Я видела, как ребята были утомлены, и сразу после чая предложила им поехать отдыхать, иначе сами бы они сразу из-за стола уехать постеснялись. Я просила Юру позвонить, когда приедут домой, и он, молодчина, мою просьбу выполнил».

«1 мая 1963 г. Серёжа был дома, а вечером после приёма (в Кремле) заехали ребята поздравить Сергея Павловича с праздником. Мне притащили вазон цветов. Были: Ю.Гагарин, П.Попович, А.Николаев. Хорошо посидели и побеседовали за рюмкой коньяка. Юра забыл у нас свою папку с орденами (от Насера и др.)»

В мемориальном музее, как и в любом доме, в семье каждый предмет имеет свою легенду, связан с событием, человеком, временем. Мы можем не знать легенду, но это не значит, что её нет.

Великолепный камин на первом этаже в гостиной. Все, кто бывает в Доме-музее, обращают внимание не только на облицовку из роскошного розового итальянского мрамора, но и на почти первозданную чистоту очага. Если бы не деликатный след копоти на кирпичах, можно было предположить, что камин сооружён только для красоты.

В конце октября 1962 г. Королёвы вернулись из отпуска, отдыхали в Сочинском «Объединённом санатории». 20-го Нине Ивановне исполнилось 42 года. Строка из записей Нины Ивановны: «…Туда – летели, обратно – поездом. Провожал Г.С.Титов – был у меня на Дне рождения». А в Москве Королёвы решили отметить День рождения по-настоящему. Так повелось, когда хозяин был дома, дни рождения и всенародные праздники отмечали шумно, весело, с приглашением большого количества гостей. И в этот раз в Останкине собрались друзья, коллеги и родственники. Были родители Сергея Павловича — мать Мария Николаевна и отчим Григорий Михайлович Баланины, сестры Нины Ивановны и мать Серафима Ивановна, Ю.А. Гагарин с женой Валентиной Ивановной.

Но веселье омрачено. Отключили отопление. Первым это почувствовал Григорий Михайлович, у него замёрзла голова. Мария Николаевна попросила у невестки берет. Такого головного убора в доме не было, Нина Ивановна растерянно пыталась придумать достойную замену. Неожиданно пришёл на помощь Ю.А.Гагарин, предложив затопить камин.

Мужчины отправились в сад, где с трудом, но нашли дрова на растопку, и вскоре огонь заплясал в очаге, все собрались у камина, словно в ожидании чуда… Неожиданно повалил дым, в гостиную полетели, кружась и оседая на всё и на всех, чёрные мухи пепла. Хозяева и гости опешили, не понимая, что происходит. Реакция Гагарина была мгновенной, он кинулся на кухню, в первую попавшуюся кастрюлю набрал воды и что-то приговаривая, и виновато посмеиваясь, торопливо залил горящие полешки…

Чтобы согреть гостей, Нина Ивановна достала пледы, шали из фибрового сундука, что и сейчас стоит в Доме-музее на втором этаже в спальне. А Юрий Алексеевич даже снял свой китель и надел на Серафиму Ивановну. Сергей Павлович по телефону разбирался с сантехниками. Вскоре включили отопление. Праздник продолжался.

Замечу, что камин, конечно, не был декоративным украшением, но при централизованной системе отопления, да ещё с автономной регуляцией в бойлерной подвала дома, нужды в тепле от камина не было. На зиму не заклеивали даже огромные окна обоих этажей, так было жарко. Рассказывая об этом ЧП, Нина Ивановна не могла объяснить, что произошло, то ли не был прочищен дымоход камина, то ли в него попала птица, то ли не открыли нужную задвижку. Так или иначе единственным и почётным «истопником» в доме Главного Конструктора навсегда остался Первый космонавт Земли.

Спустя три года, 20 октября 1965 г. в Останкине собрались друзья и родственники по поводу 45-летия Нины Ивановны. Было необыкновенно весело, наперебой произносили здравицы, остроумные тосты, много смеялись, танцевали, пели хором и исполняли романсы под гитару. Ближе к полуночи наблюдательный, всегда чуткий и заботливый С.П.Королёв понял, что отпускать домой Юрия Алексеевича на его «Мерседесе» нельзя. Тоном, не терпящим возражений, он предложил Ю.Гагарину поставить «Мерседес» в гараж на усадьбе, попросив Нину Ивановну помочь ему в этом, а сам по телефону уже звонил дежурному на предприятие, вызывая служебную машину. Гараж–то Королёвы предусмотрительно построили (правда, за свой счёт), кирпичный, просторный, отапливаемый, даже с ямой для ремонта автомобиля, но машину так и не приобрели.

Вернувшись в дом, Нина Ивановна, слегка капризничая и шутя, попросила: «Серёжа, купи мне тоже такую же маленькую машинку». Сергей Павлович, улыбаясь, пообещал жене выполнить её просьбу. И не забыл об этом. В архиве Королёвых сохранилась машинописная копия документа.

Начальнику управления

по обслуживанию дипломатического

корпуса МИД СССР

т. Иванову В.И.

«Прошу Вас изыскать возможность в продаже автомашины иностранной марки высшего класса, желательно двухместную спортивного типа «Мерседес» из предполагаемой реализации у дипломатического корпуса, за наличный расчёт, для моей семьи».

Нач. предприятия п/п                              Академик С.Королёв

                                                                                      29\XII-65 г.

14 января 1966 г. — день, когда скрестились в долгой почти восьмичасой схватке Жизнь и Смерть Сергея Павловича Королёва. Об этих мучительных часах есть пронзительные воспоминания Н.И.Королёвой. О событиях же в Останкине в тот вечер сохранилось уникальное свидетельство А.Ф.Сальниковой, удивительный рассказ которой я записала.

Около 7 часов вечера она пришла в Останкино узнать о том, как чувствует себя Сергей Павлович после операции. Приведу отдельные выдержки из её воспоминаний, связанные с Ю.А.Гагариным.

«Дежурный, открыв мне калитку, каким-то странным голосом сказал: «Анна Фёдоровна, Сергея Павловича нет». Я отвечаю: «Да, я знаю», решив про себя, что С.П.Королёва могли отпустить домой почему-либо, но не получилось. У парадного подъезда стояла чёрная «Волга». Нажала на кнопку звонка. Дверь открыл Ю.А.Гагарин. Как-то неловко посторонился, пропуская меня, все движения странные, несвойственные ему. Я прошла, разделась. Раздался телефонный звонок, Гагарин взял трубку (как и прежде этот телефонный аппарат стоит на тумбе в передней рядом со скульптурой Г.Постникова «К звёздам». Ф.Л.А.). Низким, упавшим голосом он отвечал кому-то… Ещё не понимаю, что произошло, но ощущение беды уже овладело мной. В каком-то оцепенении остановилась у тумбы, смотрю на Юру вопросительно. Он положил трубку и сказал: «Сергей Павлович скончался»…

Я осталась ночевать. Было много разных людей, приходивших и уходивших, кого-то знала, многих видела впервые….»

В ту ночь Анна Фёдоровна взяла на себя заботы по дому. У Нины Ивановны, теряя чувствительность, отказывали ноги, около неё хлопотали врачи.

Ю.А. Гагарин был всё время занят. Отвечал по телефону, кто-то приезжал, заходили в гостиную, разговаривали с ним, уходили, приходили другие. Ближе к полуночи, после очередного телефонного разговора Юрий Алексеевич сказал, что в 5 часов утра он встречается со скульптором Григорием Постниковым, они поедут делать посмертную маску (хранится в музее), что надо собрать бельё и одежду…, и что в больнице (на улице Грановского), где Сергей Павлович умер, нет зала для прощания, поэтому тело его будут перевозить в Кунцево…

Юрий Гагарин и Герман Семёнов (муж Александры Ивановны — сестры Н.И.Королёвой) остались ночевать. В холле библиотеки на втором этаже в то время стоял диван, на котором они прилегли, но не спали. Утром Юрий Алексеевич уехал, забрав пакет с одеждой…

«Для поездки в Кунцево в этот день выделили автобусы, один — для родных и знакомых Нины Ивановны, другой – для Марии Николаевны. К Нине Ивановне подошла Наташа. Н.И.Королёва спрашивает: «Наташа, где же мама?» – «Там» – ответила Наташа, прижалась к Нине Ивановне, поцеловала её и быстро, быстро ушла.

Вечером 15-го января в Останкино пришли Ю. Гагарин, А. Николаев и В. Терешкова. Разделись. Я предложила чай. Они прошли на кухню, а я спустилась в подвал, взяла бутылку коньяка и сухой колбасы. Из холодильника в «сервизной», достала что-то ещё из закусок, нарезала хлеб. Сели за стол. Юра — у холодильника, у двери — Андриян, с торца – Валентина».

Гагарин поведал друзьям о том, что увидел и услышал в этот горестный день. Г.Н. Постников, талантливый скульптор, по роду деятельности тонкий психолог, с профессиональными знаниями анатомии человека, по разным только ему ведомым признакам сделал вывод, что Сергей Павлович перенёс невероятные муки во время операции, он поделился наблюдениями с Юрой. Да и то, что увидел Ю.Гагарин своими глазами, подтверждало это. Помятое лицо, вспухшие губы, верхняя губа накрывала нижнюю, словно надорванные уголки рта…, выражение мучительного страдания застыло на лице Королёва.

«…Юра, выругавшись, грохнул с силой кулаком по столу, словно задыхаясь, с яростью и надрывной злостью рассказывал о многочисленных ошибках врачей во время операции, начиная с момента дачи наркоза и кончая историей с аппаратом для массажа сердца. Потом долго молчал, кусая губы. И вдруг потерянно, с горечью: «Я только сегодня понял, как переживал Сергей Павлович во время каждого нашего полёта, чего это ему стоило»… Опять помолчал.… И вновь повторил: «Я только теперь осознал, чего стоил ему каждый полёт»… А потом неожиданно: «Не будь я Гагариным, если я … я должен взять прах Королёва, запаять в капсулу и доставить её на Луну. Андриян, если ты со мной, если ты меня поддерживаешь, тогда поклянёмся». Крепко сжимая руки, повернулись ко мне: «Разбей». Я ударила по их рукам…

Валентина попросила: «Анна Фёдоровна, я хочу в кабинет Сергея Павловича. Поднялись, вошли, стояли у грифельной доски, она громко заплакала. Я ей говорю: «Валя, вы ж не забывайте Нину Ивановну». Она: «Да разве мы её когда-нибудь забудем, никогда».

Н.И. Королёва рассказывала, как вскоре после празднования (первого без Сергея Павловича) Дня космонавтики, в Останкино пришли Ю. Гагарин и В. Терешкова. Нина Ивановна, болезненно воспринимавшая все выступления на торжественном заседании, в которых обходили молчанием имя С.П.Королёва, поблагодарила Юрия за тёплые слова, сказанные им о Главном Конструкторе. И с укором попеняла В. Терешковой, в речи которой о Королёве сказано не было. Ю. Гагарин заступился: «Не надо, Нина Ивановна, она не виновата». И пояснил. Тексты для выступления были для них заготовлены. Он, сидя в президиуме, прочитал материал, заметив, что о С.П.Королёве упоминания нет, обратился к сидящему рядом А.Н.Косыгину с просьбой разрешить ему сказать несколько слов о С.П.Королёве. Получив энергичное одобрение Алексея Николаевича, он, выступая, с благодарностью и восхищением вспомнил о Главном Конструкторе. Однако позже ему строго выговорили за допущенную самодеятельность, и только ссылка на разрешение самого председателя Совета Министров СССР заглушила конфликт.

Не могу не сказать об одной дарственной надписи Юрия Алексеевича. Большая чёрно-белая фотография (24х29,5), на ней Ю.А. Гагарин в форме полковника. В левом верхнем углу по диагонали надпись: «Нашей дорогой «Матушке» — Нине Ивановне. Нашему справедливому критику и уважаемому человеку. С праздником Вас, пятидесятилетием Советской власти. Гагарин. 6.11.67 г.»

Нина Ивановна не раз повторяла: «Если бы были живы Юра и Володя (В.М.Комаров), моё одиночество не было бы таким беспросветным».

Есть основание предполагать, что последний раз Юрий Алексеевич был в Останкине 14 января 1968 г.

Из воспоминаний А.Ф.Сальниковой:

«14 января 1968 г., во вторую годовщину смерти С.П.Королёва Юра Гагарин принёс киноплёнку.

Памятник Сергею Павловичу Королёву

Попросил воспользоваться домашним киноаппаратом «Украина» (он тоже в экспозиции Дома-музея, стоит на каминной полке. Ф.Л.А.)

— Нина Ивановна, не возражаете, сейчас мы посмотрим …?

— Что, Юра? –

— Только разрешите, не возражайте, Нина Ивановна. Мне проявили плёнку.

Принесли из подвала экран, подвесили его на стеклянной межкомнатной перегородке, и он стал показывать фильм о похоронах С.П.Королёва.

(Кстати, Наталья Ивановна Горячева (подруга Н.И.Королёвой) вспоминала, что, посмотрев фильм, Нина Ивановна смутила гостей горьким и почти пророческим замечанием: «Уж слишком мало моего родного лица, и очень много правительственных лиц, как бы их потом не пришлось вырезать».)

Сам Юра был в тот день, словно воспламеняющаяся спичка. Сообщил, что на 19 февраля назначена защита диплома, и пообещал, что после защиты всех поведёт в ресторан «Седьмое небо». Нина Ивановна ему говорит: «Юра, только не будь трепачом, не обещай зря». – «Это твёрдо, Нина Ивановна». – И ещё…надвигается скандал, но мне очень нужно отлетать 20 часов…»

27 марта 1968 г. Ю.А.Гагарин погиб во время учебно-тренировочного полёта на самолёте УТИ МиГ- 15.

В одном из последних интервью Г.С. Титов на вопрос, почему не уберегли Ю. Гагарина, разрешив ему летать, ответил «Можно ли быть заместителем начальника Центра (Центр подготовки космонавтов. — Ф.Л.А.) по лётной подготовке и не летать? … Юрий Алексеевич, так же как я, хотел ещё раз полететь в космос…»

А сам Юрий Алексеевич незадолго до полёта написал в своём блокноте: «Нет у меня сильнее влечения, чем желания летать. Всегда летать…»

Это сообщение – малая толика в летописи жизни Ю.А.Гагарина. Но как океан состоит из капель, так и образ человека создаётся из подчас незначительных штрихов, деталей и нюансов. Потому считаю своим долгом собирать по крупицам то, из чего складывается жизнь большого человека, о котором и нам, и потомкам будет интересно всё. О чём думал, мечтал, как страдал и наслаждался, почему отчаивался, на что надеялся, во что и в кого верил, и как неистребима была в нём любовь к жизни!

Январь 2009 г. Москва. Останкино.

Назад к списку

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *