Города и Страны

Монастыри Севера России

  28 декабря — память преподобного Трифона Печенгского

Основанный в 1533 году преподобным Трифоном Печенгским Свято-Троицкий Печенгский монастырь в течение столетий являлся оплотом веры и государственности на самых северных рубежах России.

За свою долгую историю монастырь пережил несколько жесточайших разорений. В страшные годы гонений на Церковь в XX веке, монастырь первое время был недосягаем для большевистских властей, поскольку оказался на территории Финляндии. Однако вскоре, с началом советско-финляндской войны, он был захвачен и разорён "органами", а осенью 1944 года в ходе Петсамо-Киркенесской войсковой операции практически уничтожен. Единственная уцелевшая постройка из некогда обширнейшего монастырского хозяйства — это деревянное здание церкви Рождества Христова, возведённое над могилой 116 преподобномучеников Печенгских (XVI век). Вот именно в этом здании с 1997 года и размещается возрождающийся Трифонов-Печенгский монастырь.

Братия монастыря с благодарностью примет Ваши пожертвования на восстановление монастыря и не оставит своего молитвенного о Вас попечения.

 

Адрес монастыря:

184411 Россия, Мурманская область,

п. Печенга, Печенгское шоссе, 13.

Наместнику иеромонаху Даниилу (Топоеву Денису Юрьевичу)

Реквизиты:

р/с 407023810141060000005,

ИНН 5Ю9700419, КПП 510901001,

Печенгское ОСБ 8223/01407,

БИК 044705615,

к/с 30101810300000000615,

Трифонов-Печенгский мужской монастырь.

Православные святыни Русского Севера

При подворье Трифонова Печенгского мужского монастыря в г. Мурманске существует паломническая служба, которая организует поездки к святым местам Мурманской и Мончегорской епархии. Маршруты поездок: Печенга — Хибины — Кировск — Кандалакша — Умба — Варзуга.

Адрес подворья: Россия, г. Мурманск, ул. Траловая, д.

Самый северный православный мужской монастырь России

22.

Тел.: (8152) 28-75-22.


Паломники совершают восхождение на гору Спасительную,
на вершине которой возвышается православный крест

 


Обитель преподобного Трифона Печенгского,
который пришёл по велению Божию
из Новгородских земель на Север
для просвещения местных жителей

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

пос. Печенга, Мурманская обл.

Галкин А.К., Бовкало А.А
(СПбДАиС, РАН, Санкт-Петербург)

Псковская духовная миссия и монастыри на северо-западе России

Монастыри на северо-западе России (Ленинградская область в ее предвоенных границах, включавшая Ленинградскую, Новгородскую и Псковскую епархии) разделили общую судьбу монастырей в СССР. Их ликвидация завершилась в 1930-х годах, значительная часть монахов и монахинь была репрессирована. Оставшиеся на свободе монашествующие еще могли служить на приходах — чаще всего сельских. Так, в начале 1937 года в Новгородской епархии более шестидесяти клириков были из черного духовентсва, в Псковской — более десяти. В самом же Ленинграде в клире митрополита Алексия (Симанского) состояло всего трое монашествующих. Религиозная жизнь была ограничена "отправлением культа" в стенах храма, церковная проповедь и рукоположения — сведены к минимуму. "Большой террор" 1937-1938 гг. привел к массовой гибели служащего духовенства. Полная победа на антирелигиозном фронте казалась большевикам достигнутой.
Война опрокинула эти расчеты. Известно, что в оккупированных областях стихийный подъем религиозных чувств привел к широкому церковному возрождению. На северо-западе России оно во многом связано с деятельностью Псковской духовной миссии, направленной из Риги в Псков уже в августе 1941 года. Миссию учредил и руководил ею Патриарший экзарх Латвии и Эстонии митрополит Виленский и Литовский Сергий (Воскресенский).
Хотя о миссии имеются работы , ее история еще ждет объективного исследования. Среди практически не использовавшихся источников — издававшаяся за линией фронта под контролем немецких властей периодика: до сих пор не составлена даже ее библиография . В Прибалтике и Ленинградской области выходили газеты: "Правда", "Двинский вестник" (Рига), "Северное слово" (Нарва, затем Ревель), "Псковский вестник", "Возрождение на востоке", "За Родину" (Псков), "За Родину" (Дно), "Гдовский вестник", "Островские известия", "Лужский вестник". Сообщения из России помещались также в газетах "Заря" и "Новое слово" (Берлин). Сама миссия с августа 1942 года выпускала ежемесячный журнал "Православный христианин". Часть этих изданий имеется в хранилищах Санкт-Петербурга. Анализируя их содержание, можно извлечь множество интересных фактов. Другим важным источником служат рассказы очевидцев. Первая попытка собрать материалы о жизни Новгородской епархии за линией фронта была предпринята авторами в отдельной публикации .
Население оккупированной части Ленинградской области смогло восстановить многие десятки закрытых храмов. Начались поиски заштатных клириков, годами не имевших возможности служить, — среди них были и монашествующие. "Германское командование обратило особое внимание на иноков, гонимых советской властью, и восстановило их в правах гражданства, снабдив наравне и с остальными жителями и паспортами .
Известны имена ряда монашествующих, служивших в 1941-1943 годах на приходах. В оккупации оказался келейник митрополита Ленинградского Алексия архимандрит Серафим (Емельянов). В конце августа 1941 года Владыка послал его на свою дачу на станции Сиверская, откуда тот вернуться в Ленинград уже не смог. О. Серафим стал служить в Сиверской Троицкой церкви. Там он и скончался еще до освобождения поселка и был погребен у храма. В селе Курицко на озере Ильмень, занятом врагом 14 августа 1941 года, богослужения в Успенской церкви начались уже к Успению. Их возобновил иеромонах Перекомского монастыря Варсонофий (род. 1879), который, отбыв ссылку, вернулся к руинам родной обители. "В войну по всем деревням с крестным ходом ходили в праздники", — вспоминали сторожилы Курицка .

Список монастырей России

Настоятелем Георгиевской церкви Старой Руссы в 1942 году был игумен Корнилий. В клире Михайловской церкви г. Дно состоял иеромонах Мартемиан (+ 20 января 1943) . В одном из сел под Псковом служил иеромонах из братии Крынецкого монастыря Амфилохий (Егоров) . В поселке Новоселье, в 45 км. от Пскова, по свидетельству профессора-протоиерея Ливерия Воронова (+6 декабря 1995), церковь оборудовал архимандрит Исаакий, скончавшийся в конце 1942 года. Более подробно удается проследить пастырские труды иеромонахов Афиногена (Агапова; 1881-1979) и Лина (Никифорова; род. 1878). О. Афиноген, постриженник Макарьевой пустыни под Любанью, к 1941 году не служил уже 9 лет. Наступление немцев застало его в Любани. Местные верующие "начали просить, как бы меня устроить и начать богослужение", — писал он в воспоминаниях. Это удалось уже через 17 дней после оккупации Любани, 11 сентября 1941 года. С 1 апреля 1942 года о. Афиноген возглавил приход в Тосно. И в любанском, и в тосненском храмах он организовал большие ремонтно-восстановительные работы, а в Тосно — и широкую церковную благотворительность.
Бывший настоятель Макарьевой пустыни схиепископ Макарий (Васильев, до схимы Кирилл; 1871-1944) и его келейник иеродиакон Вукол (Николаев), отбыв заключение поселились в окрестностях своей обители. Оказавшись в оккупации, они нашли приют в Псково-Печерском монастыре (тогда это была Эстония). В августе 1943 года схиепископ участвовал в совещании архиереев Прибалтийского экзархата, возглавленном митрополитом Сергием (Воскресенским).
Иеромонах Лин служил в 1942-1943 годах в храмах Гдовского района. В 1943 году оккупанты запретили поминать на богослужениях митрополита Ленинградского Алексия (Симанского). О. Лин, твердо державшийся церковных канонов, не только не подчинился этому запрету, но и в приезд благочинного из Латвии "уличил его в том, что он находится в Ленинградской епархии, забыв закон о правящих иерархах". За это о. Лин едва не поплатился свободой, но его спасло заступничество прихожан" .
Псковская духовная миссия существовала менее двух с половиной лет — нередко возрождение монастырей требует большего времени. Но все же определенные сдвиги удалось сделать. Так, был восстановлен Успенский собор Святогорского монастыря, ставший приходским храмом. Его освящение 27 августа 1942 года вылилось в огромное торжество — крестный ход растянулся на 5 километров . Продолжалось и паломничество к могиле А.С. Пушкина. Особенно многолюдно было там в 106-ю годовщину гибели поэта — на панихиду приезжало духовенство из Пскова.
В октябре 1942 года ожила еще одно древняя святыня — Крыпецкий монастырь под Псковом. К нему был совершен многокилометровый крестный ход во главе с начальником миссии протоиереем Кириллом Зайцем. В пещерном храме монастырского собора отслужили литургию. Для охраны монастыря и организации работ по его восстановлению была выбрана комиссия из трех человек .
В Острове к концу сентября 1943 года был возобновлен храм женского Спасо-Казанского монастыря, вокруг которого собрались разогнанные сестры обители . Напомним, что этот монастырь был основан в родовом имении Симанских братом деда митрополита Ленинградского Алексия, принявшим священство. Будущий митрополит ездил на его открытие в 1897 году. Сохранить же храм и обитель после освобождения края митрополит, а с февраля 1945 года — патриарх Алексий так и не смог.
Символом "торжества православия после такого неимоверного унижения православия и веры православной" в Ленинградской области стало воссоздание Никандровой пустыни под Порховом. Ее второе рождение совершилось 12 июля 1942 года. К этому дню протоиерей Кирилл Зайц выпустил воззвание "Ко всем верующим" . На руинах пустыни сонм духовенства совершил литургию под открытым небом и было освящено место для временного храма. Первым настоятелем пустыни был назначен 72-летний миссионер игумен Андрей (Тишко; + октябрь 1942) — Георгиевский кавалер Первой мировой войны. По некоторым сведениям, он был убит гитлеровцами .
В годы войны возникли даже новые монашеские общины. Две из них, мужская и женская, появились в 40 километрах от Ленинграда, в районе поселка Вырица. Женская Успенская община образовалась при одной из восстановленных вырицких церквей — ее возглавила 99-летняя схиигумения Хрисиана (+ июль 1942) . Затем монастырем управляла монахиня Иоанна (Шихобалова; 1869-1944) — ее могила сохранилась в Вырице. Монахини имели огород и пашню. Мужской монастырь был основан в 5 километрах от Вырицы, где еще за несколько лет до войны тайно поселился архимандрит Серафим (Проценко; 1874-1960). Во время оккупации он легализовался, получил участок земли с постройками. Окрестные жители пожертвовали монастырю две коровы и лошадь. Летом 1942 года была устроена монастырская церковь св. Иоанна Предтечи (архитектор Ф.М. Ларченко) .
В Вырице в годы войны оставался и иеросхимонах Серафим (Муравьев; + 3 апреля 1949), известный подвижник, бывший духовник Александро-Невской лавры. За советом и молитвенной помощью к нему обращалось множество верующих .
Знаменитый Мирожский монастырь Пскова в самом конце 1943 года был передан миссии для устройства в нем детского приюта и богадельни для престарелых женщин . Вскоре псковское духовенство обратилось к верующим с призывом помочь открытию старинной церкви в этом монастыре . А через две недели началось советское наступление под Ленинградом.
Еще раньше, с осени 1943 года, оккупанты приступили к насильственной эвакуации мирных жителей из всей "прифронтовой зоны", Вывозили и духовенство — так, иеромонах Афиноген оказался в Курляндии. При отступлении захватчики уничтожали города и села, не щадя и храмы: ими был взорван и Успенский собор Святогорского монастыря.
После войны власти на первых порах стали несколько терпимее к религии. Значительная часть храмов, открытых во время оккупации, продолжала действовать. Но из монастырей, в той или иной степени восстановленных Псковской духовной миссией, не уцелел ни один.

Примечания

  1. Балевиц З.В. Православная церковь Латвии под сенью свастики (1941-1944). Рига, 1967;Веверс Я.Я.Православная духовная миссия — агентура фашистской разведки (материал в помощь лектору). Рига, 1973.
  2. Бовкало А.А., Галкин А.К.Возрождение религиозной жизни и формы ее проявление на оккупированной территории: новые источники. — Тезисы научно-практической конференции "Уроки и проблемы изучения истории второй мировой войны". Вологда, 1995. С.87-88.
  3. Галкин А.К., Бовкало А.А. Новгородская епархия в годы оккупации (1941-1943) // София. (Новгород), 1995, N 2(14). С. 4-5.
  4. О.К. Первые монастыри в освобожднных областях // За Родину. (Псков), 1942, N 13. С. 5.
  5. Моисеев С. Погост Куретской над озером Илмерем… // София. (Новгород), 1995, N 2 (14). С. 12.
  6. А.А.С. Светлой памяти отца Мартемиана // За Родину. (Дно), 1943, N 49 (28. II). С. 2.
  7. Ионов А., свящ. Блаженный монах Корнилий // В сб.: Иоанно-Богословский Крыпецкий монастырь. Спб., 1992. С. 43.
  8. В огне войны. Русская православная церковь в 1941-1945 гг. (по материалам Ленинградской епархии) // Русское прошлое, кн. 5. Спб., 1994. С. 289.
  9. Гарцева В. Восстановление Святогорского монастыря // За Родину. (Псков), 1943, N 6. С. 5.
  10. О.К. Крестный ход к Крыпецкому монастырю // За Родину. (Псков), 1942, N 40. С. 5.
  11. О.К. Восстанавливается монастырь // За Родину. (Псков), 1942, N 52. С. 5; Открывается еще одна церковь // За Родину. (Псков), 1943, N 215 С. 3.
  12. Зайц К., прот. Ко всем верующим // За Родину. (Дно), 1942, N 111. С. 1.
  13. Скончался миссионер — игумен Андрей (Тишко) // За Родину. (Псков), 1942, N 39. С. 3.
  14. Балевиц З.В., Указ. соч. С. 55.
  15. О.К. Первые монастыри в освобожденных областях // За Родину. (Псков), 1942, N 13. С. 5.
  16. В женском монастыре // За Родину. (Псков), 1942, N 13. С. 5.
  17. О.К. Первые монастыри в освобожденных областях // За Родину. (Псков), 1942, N 13. С. 5.
  18. Новиков А.Н. Праведная и подвижническая жизнь Серафима Вырицкого (1865-1949) // Санкт-Петербургские епархиальные ведомости. 1990, N 1/2. C. 31-35.
  19. Работа Православной Миссии. Псков // За Родину. (Псков), 1943, N 263. C. 3.
  20. Церковная жизнь. Псков // За Родину. (Псков-Рига), 1943, N 297. C. 3.

Мир русских монастырей (стр. 1 из 2). Древние русские монастыри

Мир русских монастырей

Ландышева И. В.

Мы живем в удивительном городе, где в центре находится Псково-Печерский Свято-Успенский мужской монастырь. Как и когда он возник? Об этом я рассказываю на уроках географии в 8 классе, при изучении темы "Население Псковской области". В 10 классе, говоря о "религиях мира" использую сведения об основании православных монастырей, о тех людях, которые являлись их основателями; их удивительных судьбах: многие при жизни стали святыми, как например, Сергий Радонежский.

История монастырей – благодатный материал для разговора об истоках русского православия; высокой духовности, нравственной чистоте русских православных людей.

Вот фрагменты бесед с учащимися об истории и преданиях русских монастырей.

Душевный трепет и какой-то особый подъем духа испытываешь, приближаясь к древнему монастырю.

Обычно еще издали видны стены с массивными башнями, купола церквей, блестящие на солнце кресты. И вот взору открывается чудесный таинственный город-крепость, за крепкими стенами которого идет особая, непонятная мирянам жизнь. Здесь свои ценности, свои святыни, свой устав, свой распорядок дня.

За древними стенами оживают "предания старины глубокой". Здесь острее чувство Родины, здесь сердце более глубоко воспринимает её былое величие.

Монастыри на Руси обычно расположены в прекрасных уголках природы, где творения рук человеческих сливаются с ландшафтом, подчеркивая красоту и величие его.

Возникшие со времени принятия христианства, монастыри на протяжении всей многовековой истории были необходимой составной частью общественной жизни. Они поддерживали духовное наследие народа, давали необходимый заряд святости обществу.

А когда было нужно, уединенные обители превращались в крепости, вставшие на защиту своей Родины, и многие монахи-отшельники вместе с воинами готовы были отдать жизнь за Отечество.

Что такое "монастырь"? Слово это греческого происхождения ("монос" — один, одинокий) и переводится как "уединенное жилище".

В домонгольской Руси, по летописным источникам, историки насчитывают 68 монастырей, причем две трети из них были основаны князьями и другими знатными людьми. Только одна треть обителей возникла по непосредственному велению души людей, желавших иноческой жизни. Наверное жаждущих посвятить себя служению Богу и уйти от мирских соблазнов было не так уж мало, если они растекались и по княжеским, и по боярским монастырям.

Первоначально монашествующие жили обособленно, одиноко. Ещё в IV веке египетский монах Пахомий Великий создал общежительский монашеский устав, в котором регламентировались все стороны жизни обители.

Когда русские монастыри только начинали свою историю, этот устав был переработан.

Содействуя распространению и укреплению христианства, монастыри значительную часть своих доходов тратили на благотворительные цели. Во время неурожая, стихийных бедствий открывались монастырские житницы: здесь находили приют и еду обездоленные; при обителях существовали богадельни, больницы, сиротские приюты, школы, семинарии.

В начале ХХ века на Руси было 565 мужских и 438 женских обителей.

Русские православные обители размещались и за рубежом. Были они в Китае, Северной Америке. Но главная святыня – это Афонская или Святая гора, на которой находилось более 70 русских обителей. Самая большая из них – Пателеимоновский мужской монастырь, возникший до 1016 года.

По преданию, в 44 году по Рождеству Христову здесь побывала сама Пресвятая Дева Мария. Она плыла на остров Кипр к некоему праведному епископу Лазарю, который прислал за ней корабль. Вместе с Богоматерью путешествовал и Иоанн Богослов.

Во время плавания разразилась буря. Корабль прибило к Афонской горе. Народ встречал Богородицу с великой честью, а Она благовестила людям евангельское учение. После проповеди афонцы крестились; один из спутников, сопровождавших Пресвятую Деву, был оставлен в качестве наставника. Богоматерь, отбывая с горы, сказала: "Благодать Божия да пребудет на месте сем". Так возникла здесь первая русская обитель. Позже гора получила название Святой, так как прославилась иноческим бытием подвизающихся там монахов.

Бедствия не раз обрушивались на Святую гору. В начале XIII века она попала под власть католичества, затем в середине ХV века была завоевана турками и значительно опустела. Но в ХIХ веке Святая гора стала вновь заселяться, и обители на ней процветать.

Большой Пателеимоновский монастырь существует и сейчас. Его подворье находится в Москве.

Есть ещё такое удивительное место на русской земле – Троице-Сергиев монастырь. Расположенный на вершине холма, огороженный мощными белыми стенами с приземистыми сторожевыми башнями, он величественен и незабываемо прекрасен.

Основанный в сороковые годы XIV столетия преподобным Сергием Радонежским, монастырь сначала был деревянным. Но та первая обитель, возникшая вокруг одинокой кельи Сергия, ушедшего пустынножительствовать, была дотла сожжена в 1408 году, уже после смерти преподобного во время нашествия татарских полчищ. Три деревянные церкви во имя святой Троицы, сменяя друг друга, стояли на этом холме, пока в 1422 году не началось сооружение белокаменного Троицкого собора.

Многие события русской истории в той или иной степени связаны с Троице-Сергиевой лаврой. Здесь находится небольшая Духовская церковь XV века, в которой Иван Грозный оплакивал ужасную кончину своего сына Ивана, убитого им в порыве безудержного гнева…. Здесь находится вместительный пятиглавый Успенский собор, мысль о создании которого также приписывается Ивану Грозному. У стен этого храма находится каменная палатка – усыпальница Годуновых: самого царя Бориса, его жены, сына и дочери.

В течение долгих 16 месяцев 1608-1610 годов под стенами обители стояли польские войска гетмана Сапеги и Лисовского, но монастырь не сдался, а продолжал оказывать немалую материальную и моральную поддержку ополчению во главе с князем Дмитрием Пожарским и нижегородцем Кузьмой Минином.

С начала XVII века Троице-Сергиева лавра стала символом несгибаемости народного духа, символом самоотверженной борьбы с иноземцами.

Отец Павел Флоренский, выдающийся философ и богослов XX века, сказал о Троицкой обители слова, которые находят отклик в души каждого русского человека: "Чтобы понять Россию, надо понять Лавру, а чтобы вникнуть в лавру, должно внимательным образом всматриваться в основателя её, призванного святым при жизни, "чуднаго старца, святого Сергия".

С первых лет своего существования, с тех самых пор, как преподобный старец поддержал московского князя Дмитрия Донского в борьбе против татар накануне Куликовской битвы, обитель Живоначальной Троицы была самым тесным образом связана с жизнью всей страны, с надеждами и чаяниями Руси.

К тому времени, к 1380 году, когда великий князь Дмитрий собрал воедино воинство почти всех русских княжеств и двинул их на грозившие новым разорением полки Мамая, Русь уже без малого полтора столетия стонала под гнётом татарского ига.

На этот раз шла беда грозная, неминуемая: Мамай поклялся обратить в пепел земли великого князя Московского, который отказался повиноваться Орде, платить дань. Более того, три года назад русское войско под предводительством двадцатисемилетнего Дмитрия Иоанновича впервые разбило татар на реке Воже.

Беспокойно было на душе князя Дмитрия, когда он со своими князьями и боярами приехал в Троицкий монастырь к преподобному Сергию за благословением. Князь знал о божественном даре пророчества, которым был награждён Сергий, и хотел спросить Троицкого игумена, велит ли он идти русскому войску против безбожных татар, и что ожидает впереди это великое начинание.

Начался молебен, но даже во время молитвы не было покоя в монастыре: постоянно прибывали гонцы с сообщениями о продвижении неприятия. Мамай быстро шёл вперед, разоряя всё вокруг, сжигая сёла и города, убивая людей. Он был уже на русской земле.

Молебен кончился, преподобный осенил великого князя крестом, окропил святой водой и благословил на великую битву: "…Иди против безбожных, и так как Бог помогать тебе будет, победишь, и в здравии в своё отечество с великими похвалами возвратишься".

Потом Сергий прибавил: "Ещё не пришло время тебе самому носить венец этой победы с вечным сном, но многим, без числа многим войнам твоим плетутся венцы мученические с вечной памятью …".

Когда Дмитрий Иоаннович покидал обитель, святой Сергий шепнул ему одному на ухо: "… Победиши враги твоя …".

Вероятно, предвидел тихий игумен, что победа, которая достанется ценой великих жертв, не будет окончательной. Сколько ещё жутких, кровавых набегов придется претерпеть Руси, пока татары окончательно оставят в покое наши земли. Ещё 100 лет Русь будет ждать этого часа.

По преданию, усердие в вере и чистота жизни преподобного были вознаграждены тем, что сама Богородица удостоила его Своим посещением. Однажды ночью, когда Сергий стоял на молитве и пел акафист Пресвятой Деве Марии, он внезапно прервал моление и сказал своему ученику Михею: "Чудо! Бди и бодрствуй, ибо посещение чудесное будет нам сейчас!". И когда он это произнес, тотчас раздался голос: "Пречистая грядёт!".

Святой вышел из кельи в сени, с ним его ученик. Яркий свет осиял всё вокруг, и они увидели Пресвятую Деву с двумя апостолами, Петром и Иоанном. Сергий пал ниц, а Богоматерь коснулась его и сказала: "Не бойся, избранник Мой. Пришла посетить тебя, услышана была молитва твоя об учениках твоих, когда о них молился, и об обители твоей. Не печалься о прочем, ибо отныне всем будет изобиловать обитель и не только при жизни твоей, но и после твоего отхождения к Господу неотступна буду от обители твоей, потребное подавая щедро!".

Пророческие слова Владычицы Небесной исполнились в полной мере. Обитель терпела много бедствий, была разоряема, но каждый раз восстанавливалась вновь, сохраняя и поддерживая общежительное монашеское бытие, которое когда-то основал святой Сергий.

Православные монастыри России • Geomerid.com

Несмотря на сложные времена, которые Русская Православная Церковь переживала в 20 веке, в России сохранилось много православных монастырей. Некоторые из них — это Русские Святыни, куда едут больше с паломническими целями. В других монастырях хоть и была восстановлена монашеская жизнь, но они больше остались музеями, связанными с русской историей.

Самые важные монастыри России назывались Лаврами. Всего в России есть две Лавры, которые официально носят этот титул и в них находятся духовные семинарии. Главная в России Троице-Сергиева лавра находится в Сергиевом Посаде (Московская обл.). Вторая, Александро-Невская Лавра, находится в Санкт-Петербурге.

По традиции, Псково-Печерский монастырь под Псковом также называют Псково-Печерская лавра и сюда также едут много паломников. В разных частях России есть еще несколько монастырей, куда ежегодно едут паломники, чтобы поклониться святым местам: Дивеевский Свято-Троицкий монастырь (Нижегородская область), Оптина Пустынь (Калужская область), Троицкий монастырь в Муроме, где хранятся мощи Святых Петра и Февронии.

Два крупных русских монастыря находятся на русском севере, в Карелии. Это Спасо-преображенский Соловецкий монастырь на Соловецком острове в Белом море, а также Спасо-Преображенский Валаамский монастырь на острове Валаам на Ладожском озере.

За пределами России находятся два важных центра паломничества, куда едут многие православные люди: это Киево-Печерская лавра – самые древний монастырь Киевской Руси, а также Новоафонский Монастырь в Абхазии.

Многие монастыри России, расположенные в городах Золотого Кольца, а также других северных регионах очень интересны для посещения, но больше с познавательной или исторической точки зрения. Например, в деревне Ферапонтово, находится Ферапонтов монастырь, внесенный в списке Всемирного наследию ЮНЕСКО, благодаря фрескам Дионисия, которыми этот великий русский иконописец расписал Покровский собор монастыря. Кроме него этой чести удостоена только Троице-Сергиева лавра и Новодевичий монастырь.

Из других важных с исторической и культурной точки зрения монастырей России можно выделить: Ипатьевский монастырь в Костроме, Кирилло-Белозерский монастырь в Вологодской области, Новодевичий монастырь в Москве, Ново-Иерусалимский и Савво-Сторожевский монастыри в Московской области, а также монастыри в городах Золотого Кольца.

Русские православные монастыри

Введение

1. Русские православные монастыри: исторический аспект

2. Значение монастырей в жизни и культуре Руси

2.1 Архитектура монастырей

2.2 Живопись

2.3 Литература

Заключение

Список использованных источников

Св. Феофан Затворник пишет: "Иноки — это жертва Богу от общества, которое, предавая их Богу, из них составляет себе ограду".

В монастыре — неиссякаемый источник назидания для мирян.

На Руси монастыри имели большое значение как центры наук и распространители просвещения.

Наличие в стране монастырей есть выражение крепости и силы религиозно-нравственного духа народного.

Русский народ любил монастыри. Когда возникал новый монастырь, то русские люди начинали селиться около него, образовывая поселок, который вырастал иногда в большой город.

Сегодня, во время духовного возрождения России, укрепления православной веры, рассмотрение вопроса роли монастырей в жизни Руси является очень и очень актуальным.

Цель работы — рассказать о русских православных монастырях, раскрыть их роль в духовной, политической и экономической жизни Руси.

Структура работы: работа включает в себя введение, два пункта основной части, заключение, список литературы, использованной при написании.

Первые монастыри появились на Руси тогда, когда монашество прошло уже длительный, в несколько веков, исторический путь от египетских пустынь до Палестины, Константинополя и Святой горы Афон, разработало правила подвижничества, оформленные в различных уставах, создало великую аскетическую литературу, испытало практикой различные формы устроения монашеской жизни. Новопросвещенным русским христианам предстояло вобрать, усвоить всю полноту и цельность аскетической традиции и вместе с тем выбрать из нее то, что наиболее соответствовало новым естественно-географическим и социально-культурным условиям, создать собственный аскетический идеал.

Сведений о монастырях и монашестве на Руси до первых известных по имени подвижников очень мало. Первые письменные упоминания о монастырях на Руси относятся к эпохе св. кн. Владимира Святославича (978 — 1015) и кн. Ярослава Владимировича (1019 — 1054). В "Слове о законе и благодати" митр. Киевского Илариона (ок.1037 — 1043) в Похвале кн. Владимиру говорится: "манастыреве на горах сташа, черноризьци явишася" Первые упоминаемые в источниках монастыри были основаны князьями или другими богатыми людьми, которые создавали их на свои средства, обеспечивали всем необходимым, обладали правом назначения настоятелей. Основателями древнейшего на Руси Киево-Печерского монастыря были преподобные Антоний и Феодосий Печерские .

Монастырей, основанных подвижниками, было немного. В целом в Киеве преобладали монастыри, созданные князьями. Об авторитете, который приобрело монашество уже во 2-й пол. ХI в., свидетельствует участие игуменов (или "всех игуменов") городских киевских монастырей в публичных акциях (встречах князей, княжеских похоронах, княжеских съездах, хлопотах об освобождении пленников и т.д.

Монастыри в начальный период были в основном городскими или располагались близ городов. В XI в. известно 19 монастырей, о некоторых из них сохранилось очень мало информации, иногда лишь краткие упоминания. В XI в. они создавались в основном в Южной Руси: в Чернигове, в Тмутаракани, Переславле, во Владимире Волынском и др.

Русский Север: монастыри, крепости и озера

Однако были монастыри и в северо-восточных пределах; в Муроме (Муромский Спасский), в Суздале, в Ростове .

XII век был временем расцвета древнерусского монашества, монастыри основывались во всех крупных городах Руси. Известно более 50 монастырей, созданных в XII — нач. ХIII в. (до монгольского нашествия), даты основания еще 42 монастырей предположительно относятся к домонгольскому периоду. Некоторые из этих обителей были разрушены в 1240 г., но многие сохранились и умножали славу в следующих веках. В XII в.14 из 43 основанных в этом веке монастырей было создано в Новгороде. Одним из древнейших новгородских монастырей был Юрьев. Основание его преданием приписывается кн. Ярославу Мудрому, но самое раннее сохранившееся известие относится к 1119 г.

Монгольское нашествие прервало естественное течение монастырской жизни: многие монастыри были разрушены вместе с городами, многие пострадали от погрома и опустошения, не все монастыри XI — XIII вв. были впоследствии восстановлены. Возрождение монашества началось лишь со 2-й пол. — кон. XIV в. в результате деятельности свт. Алексия Московского и прп. Сергия Радонежского, что совпало с началом национального возрождения Руси, преодоления ордынского ига. За предшествующее столетие (2-я пол. XIII — 1-я пол. XIV в) сведений о монастырях очень мало, но значение монашества в духовной, нравственной и социальной жизни сохранялось во всей полноте.

Со 2-й пол. XIV в. характер монастырской жизни существенно изменился. Во-первых, было создано значительное число новых монастырей, основанных на общежительных принципах; общежительство часто вводилось и возобновлялось там, где оно отсутствовало или было существенно нарушено (напр., во псковском Снетогорском монастырe). Помимо внутреннего устройства изменился также характер связей с миром, возникли монастырские приходы. Во-вторых, изменилось местоположение новых монастырей, их естественно-географическая среда: стали преобладать пустыни, расположенные вдали от города, часто в лесистой или заболоченной труднодоступной местности. Наконец, в-третьих, основателями новых монастырей теперь гораздо чаще становились монахи-подвижники. Жизненный путь многих из них нередко сочетал пустынно-безмолвное отшельничество и пребывание в общежительном монастыре, устроителями и духовными наставниками которого они становились, когда вокруг их уединенных келий собиралось братство жаждавших спасения и духовного совершенства верующих. По прошествии ряда лет настоятель мог снова удалиться в пустынь, и тогда возникал новый монастырь.

Уже в этот период под влиянием внутренних и внешних факторов началось движение пустынножителей, мощный импульс которому дала деятельность прп. Сергия Радонежского, его учеников и последователей. Отшельничество подвижников, их жажда "отвержения мира", индивидуальные духовные устремления оказались в сопряжении с процессом внутреннего освоения земель Северо-Восточной Руси, окультуривания дикой природы, расчистки леса под пашню, освоения природных угодий и промыслов, прокладки дорог, открытия водных источников, изменения ландшафта страны с природного на антропогенный. В спорах исследователей прошлого и нынешнего века о том, какая колонизация была первичной — монастырская или крестьянская, неправильно был сформулирован вопрос либо — либо. Оба колонизационных потока дополняли друг друга, развивались в одинаковых направлениях. В.О. Ключевский так описывал этот процесс: вокруг пустынного монастыря образовывались мирские, крестьянские селения, которые вместе с иноческой братией составляли один приход, тянувший к монастырской церкви. Если монастырь исчезал, крестьянский приход вместе с монастырской церковью оставался. Движение пустынных монастырей было движением будущих сельских приходов, которые, притом в большинстве, были первыми в своей округе. Освоение дикой природы, рост заселенной территории и основание новых монастырей свидетельствовали о возрождении национальной жизни и в социальной, и в духовной сферах. Результаты этого процесса в XVII в. выразительно описал келарь Троице-Сергиева монастыря Симон (Азарьин). Сопоставляя современное ему состояние с временами прп. Сергия, он писал: "Пустыня тогда была непроходная, ныне же всем зримы окрест обители поля широкие, села и деревни многолюдные. Стези не быша тогда и непроходно бысть человеческими стопами, ныне же пути-дороги велия и проезды всякого чину людем, днем и нощию безпрестанно идущим. Много же тогда гадов и ползущих змиев являхуся ему (прп. Сергию) на устрашение безстрастному его житию; ныне же молитвами его окрест обители его за десять поприщь и вящщее ползущих ужев и змиев не бывает… Место тогда было безводно, и кроме источника, его же святый Сергий молитвою изведе, не бысть иныя воды под его обителию; ныне же… многи источницы явишася… Ныне же всем зримо есть и памятно, яко тогда суще в рощах тех и древес толико не бысть, елико ныне многолюдственное число человек в слободах на тех местех, идеже рощи велицыи были".

Монастырская колонизация этого времени развивалась в нескольких направлениях и была связана с внутренним освоением земель. Увеличение населения, как правило, сопровождалось ростом монастырей, и появление новых монастырей вызывало приток населения, т.е. процесс был двуединым. С кон. XIV в. активно осваивалась Вологодская земля, тесно связанная как с Поморьем (русским Севером), так и с центральной частью России — Замосковным краем. Вологодский у. был особым районом Центр. Поморья, районом ранней колонизации, приведшей к большой его заселенности. Одним из первых подвижников, пришедших сюда, был прп. Димитрий Прилуцкий, ученик прп. Сергия Радонежского.

Другим центром, из которого шел поток монастырской колонизации, был Кириллов Белозерский монастырь, основанный в 1397 г., а позже — Соловецкий монастырь. Колонизация Вологодского края началась, по преданию, еще в ХIII в. Ученики и сподвижники прп. Кирилла Белозерского продолжали ее.

Многочисленные пустыни, построенные монахами-отшельниками в XIV — XV вв. на севере России, в Заволжье, позволили позже этот район именовать "Северной Фиваидой", или "Русской Фиваидой на Севере". Пустынь возникала в отдаленной, ненаселенной, часто лесной местности, но постепенно могла превращаться в более крупный монастырь, местность вокруг которого постепенно заселялась. При этом пустынь могла иметь земельные владения и крестьян, что нарушало принцип "отвержения мира" в поисках безмолвия и уединенной жизни, т.к создавалась разветвленная система связей (хозяйственных, судебных и пр) с окружающим миром. Наименование "пустынь" сохраняет память о начальном периоде ее существования.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *