Города и Страны

Горы в Узбекистане

Западный Тянь-Шань

К востоку от Каратау начинается обширная горная территория, образуемая хребтом Таласский Алатау и его многочисленными отрогами. Из последних наиболее крупными являются Чаткальский, Пскемский и Угамский хребты, заметно отличающиеся по природным условиям от других хребтов Тянь-Шаня. Группа названных хребтов и часть Ферганского хребта носят укрепившееся в науке название "Западного Тянь-Шаня".

Характерной чертой в орографии описываемой области являются, следы древних поверхностей, разбитых на части горообразованием третичного времени. В результате такого процесса, когда последний разрешался сбросами и поднятиями, здесь создались массивы с ровными гребнями, удержавшими ясные признаки древней поверхности. Из таких образований особенно известно, так называемое Ангренское плато, с волнистой поверхностью, рассеченной в глубину почти на 600 м каньоном реки Ангрена. Еще более интересно смежное с Ангренским плато в бассейне реки Майдантал, приподнятое на 2000 м над уровнем моря и представляющее также выровненную поверхность палеозойских порфиров. Это плато также расчленено глубокими, труднопроходимыми каньонами, на дне которых зритель неожиданно для себя оказывается среди густых зарослей березы, тала, яблони, кустарников и ярко-зеленых лужков по берегам реки. В этой зеленой глуши возможно увидеть и следы медведя, промышляющего яблоками. Когда же горообразование выражалось складчатостью, то следы такого рода поверхностей исчезали, и в результате возникали горные хребты с неровными зубчатыми гребнями. Тектоника того же третичного времени создала и всю существующую здесь гидрографическую сеть.

Главное место в орографии области принадлежит Таласскому Алатау. Под таким названием известен водораздельный хребет, вытянутый в широтном направлении от верховьев реки Аксу на западе до реки Узунахмат на востоке. Протяжение его на этом участке достигает 140 км. Гребень хребта, сложенный из различных сланцев, метаморфизованных известняков, очень узок, скалист и сильно иззубрен. Почти все вершины этого мощного поднятия превышают линию вечного снега, достигая в отдельных случаях 4888 м (вершина Манас). Многочисленные снеговые поля и ледники придают хребту живописный и в то же время неприступный характер. Северный склон хребта развит сравнительно слабо; короткими и крутыми отрогами он падает к долине реки Таласа, образуя вдоль подножия широкий шлейф, на котором раскиданы киргизские поля и зимовки. Южный склон, напротив, отличается чрезвычайным развитием. Здесь мы видим огромные отроги, которые тянутся на сотню и больше километров в юго-западном направлении и представляют орографически самостоятельные, иногда очень значительные хребты. Ущелья между этими отрогами отличаются развитой в них растительностью, а в верхних частях прекрасными пастбищами.

Хребты Таласского Алатау заметно отличаются по характеру ландшафта от других, расположенных в глубине Тянь-Шаня хребтов. Это различно вызывается лучшими условиями увлажнения, (снеговая граница на северных склонах снижается до 3600 м), определяющими значительное развитие кустарниковой и древесной растительности на склонах гор и на дне долин. Здесь нередко встречаются целые лесочки из тополя, березы, а в более высоких поясах — арчи. В нижней зоне гор появляются заросли фруктовых деревьев — яблони, урюка, боярки, вишни и небольшие куртины грецкого ореха. Фауна Западного Тянь-Шаня также имеет ряд своеобразных южных форм. Вследствие изложенного, группа описанных хребтов, во главе с Таласским Алатау, получила в науке, главным образом среди ботаников, название Западного Тянь-Шаня, как своеобразной ботанико-географической провинции, глубоко привлекательной как для ученого, так и каждого любителя природы.

Угамский хребет

Из важнейших отрогов Таласского Алатау крайним западным является так называемый Угамский хребет, поднимающийся высоким барьером над долиной Пскема.
Под таким названием хребет тянется от устья реки Пскем до горного узла в истоках Аксу, являясь водоразделом Пскема и Угама, с одной стороны, а с другой — Пскема и верховьев Арыси. Угамский хребет, как и все остальные хребты рассматриваемой системы, сравнительно узок и скалист. Его крутые склоны только вблизи реки образуют холмистые террасы, расчлененные глубокими поперечными оврагами. Средние высоты Угамского хребта довольно значительны; они колеблются до 3518 м на перевалах и до 3928 м на гребне. В отдельных случаях высота хребта возрастает 4227 м (Сайрамский пик). В этой же области, а именно в истоках реки Анаульган, Угамский хребет несет и наибольшие скопления снега и ледники.

Из отрогов, отбрасываемых Угамским хребтом, интересен Турпакбельский, который, отделяясь от хребта в истоках реки Анаульган, идет на юго-восток и связывается с другим крупным хребтом системы, так называемым Пскемским. Этот гранитный отрог прорезается рекой Пскем, образующей между устьями рек Анаульган и Ойгаинг глубокое и труднодоступное ущелье.

Пскемский хребет

Значительно крупнее северного соседа Пскемский хребет, рассматривается также как отрог Таласского Алатау. Он отделяется от последнего и тянется до устья реки Пскем на протяжении 120 км высокой и сильно ветвистой цепью.
Пскемский хребет играет в бассейне Чирчика роль главного водораздела между Пскемом и Чаткалом, а его длинные отроги — водораздела между реками Сандалашем и Чаткалом, с одной стороны, и между последним и рекой Коксу, с другой. Этот хребет построен из древних палеозойских известняков; выше к гребню они прорезаются массами гранитов, которые, благодаря выветриванию, имеют красновато-бурый цвет. Средняя высота хребта колеблется около 3200 м; отдельные вершины имеют высоты до 4288 м. К востоку от реки Янгрык Пскемский хребет несет не только обширные пятна снега, но и небольшие ледники, питающие правые притоки реки Сандалаш.

Чаткальский хребет

Последним крупным поднятием Таласского Алатау является Чаткальский хребет, представляющий водораздел между водами Ферганы и Чаткала.
Это снеговое поднятие тянется в юго-западном направлении на протяжении 120 км от горного узла в истоках реки Карасу до перевала Чапчама, сохраняя на всем этом протяжении характер единого хребта. Дальше к западу от перевала Чапчама Чаткальский хребет образует известное Ангренское плато, сложенное изверженными породами и расчлененное глубокими каньонами истоков Ангрена и Гавасая. Плато представляет собою древнюю абразионную поверхность, площадью около 1200 кв. км, открытую в сторону Ферганы и долины Ангрена. С севера плато ограничивают хребты Кызылтюр и Арашан. Наибольшие высоты плато достигают 3400 м над уровнем моря, наименьшие — 2100-2500 м. По мнению Аделунга, в этом плато Кураминские и Чаткальские горы сливаются в одно общее сводообразное поднятие.

К юго-западу пониженное и размытое Ангренское плато переходит в Кураминские горы, которые служат водоразделом между Ангреном и Гавасаем. Западное окончание Кураминских гор носит название Карамазара, получившего большую известность месторождениями цветных и редких металлов. Глубокое понижение между Кураминским хребтом с южной стороны и западной частью Чаткальского хребта занято долиной реки Ангрен, стекающей с Ангренского плато.

Горы, ограничивающие плато с севера — Кызылтюр и Арашак, образуют водораздел с высотами до 3800 м между Ангреном и левыми притоками Чаткала. Юго-западное продолжение хребта Арашана под названием хребта Актау поднимается до 4000 м и отличается мягкостью склонов. Хребет сложен породами гранитной магмы. Весь этот водораздел, следуя извилистой линией, заканчивается массивом Кызылнура, сложенным красными порфирами и достигающим высоты 3533 м над уровнем моря. Западные отроги Кызылнура обрываются в виде отвесных скал светлых известняков к Приташкентской равнине. Северные склоны Кызылнура круто падают к небольшому плато, расчлененному системой реки Майдантала. На север от плато Майдантала поднимается известняковая вершина Большого Чимгана, а между ними замечательная плосковершинная гора Пулатхан.

От перевала Чапчама (2860 м) к востоку Чаткальский хребет быстро повышается, достигая у перевала Афлатун (3480 м) наиболее значительных отметок. Отдельные вершины хребта поднимаются до 4503 м. В строении хребта принимают участие, кроме гранитов, известняки, девонские сланцы и песчаники. Склоны, обращенные к долине реки Чаткал, несут значительные фирновые поля и небольшие висячие ледники, питающие левые притоки Чаткала. Южные склоны Чаткальского хребта, обращенные к Ферганской долине, несут длинные отроги, разделенные глубокими ущельями. Некоторые из них в восточной части хребта отличаются богатой растительностью. Особенно замечательны в этом отношении ущелья рек Пашаата и Карасу с бассейном озера Сары-Челек (Кыргызстан), отличающиеся превосходными лесами грецкого ореха, а в более высокой зоне — тяньшаньской ели и пихты.

Следующий к востоку отрог отделяется от Таласского Алатау в районе перевала Тюзашу и представляет значительно более короткий хребет со средней высотой гребня 3400 м, разделяющий реку Майдантал от Ойгаинга. Этот небольшой хребет с очень узким рассеченным гребнем построен гранитами, известняками и сланцами. Последние часто переслаиваются между собою и образуют местами чрезвычайно прихотливые складки. Главный интерес этого безымянного отрога заключается в обширном оледенении, наблюдающемся на его северо-западном склоне, где насчитывается целый ряд ледников, питающие левые притоки Пскема. Склоны этого отрога, обращенные к реке Ойгаинг, ледников не несут, и даже снеговые пятна здесь наблюдаются только в наиболее затененных местах.

Западный Алай

Впервые Алайский хребет посетил А.П.Федченко в 1871 году; он же описал его природу и условия путешествия того времени. Алайский хребет тянется вдоль южного края Ферганской долины, отделяя последнюю от Алайской долины, расположенной к югу между Алайским и Заалайским хребтами. В то же время Алайский хребет является водоразделом величайших рек Средней Азии — Сырдарьи и Амударьи.

Правые притоки Амударьи (Вахш, Кафирниган, Сурхан) получают начало в системе Алайских гор.
В ландшафте Ферганской долины Алайский хребет занимает самое видное место, создавая для зрителя на редкость художественное сочетание снежных гор, окруженных облаками, в зелени многочисленных кишлаков, исчезающих на горизонте в голубой дымке предгорий. Но особенно велико значение Алайского хребта в жизни и деятельности населения Ферганской долины, большая часть которой с необозримыми садами и полями орошается водами рек, стекающих в долину с этих замечательных гор.
Алайский хребет начинается в сложном горном узле у перевала Суяк (Тузбель), где смыкаются Ферганский хребет и Кокшаал-тау. Отсюда Алайский хребет сразу становится горной цепью, имеющей высоту гребня до 4571 м в среднем. Отдельные вершины Алайского хребта поднимаются нередко выше 5000 м, достигая наибольшей высоты (5880 м) в истоках реки Тильбе, левого притока реки Ходжаачкан. На южных склонах Алайского хребта в меридиональном направлении можно выделить три основных ландшафтных пояса.

Непосредственно к северу от реки Кызылсу поднимается травянистая равнина, образованная слившимися вместе древними конусами выносов рек. Выше начинаются эрозионные формы рельефа различного характера в зависимости от литологического состава пород. Рыхлые мезозойские толщи или сланцы и песчаники верхнего палеозоя дают спокойные пологие формы, в то время как плотные светлые известняки образуют скалистые гряды. Наконец, верхняя зона вблизи гребневой части хребта характеризуется скалистым рельефом и значительным развитием древнеледниковых форм. Западную оконечность Алайских гор составляют.

Туркестанский хребет

Туркестанский хребет начинается в глубине Кызылкумской пустыни небольшими возвышенностями. Около города Нурата они переходят в невысокие, но скалистые Нуратинские горы. Последние состоят из нескольких цепей, носящих название: Актау (от мощной гряды мраморов), Каратау и собственно Нуратау, который тянется от реки Санзар до меридиана города Нурата. Близ Кошрабата Нуратинский хребет сближается с горами Актау, образуя мало заметный водораздел. Хребет Нуратау вытянут с востока на запад на 200 км. Он очень скалист, сильно пересечен и мало доступен для передвижения. Высоты гребня до 2169 м.

Высшая точка Узбекистана покорена!

К западу хребет понижается и сливается у Рабат Малика с равниной. Южный склон хребта постепенно переходит в задернованные предгорья правобережья Зеравшана, северный более короткий, переходит в галечниковую покатость, которая опускается к пустынным останцовым грядам гор Писталитау и Балыктытау. Между цепями гор Актау и Нуратау лежит Нуратинская долина, отличающаяся большой сухостью лета. Хребет Нуратау около города Джизака прорывается рекою Сарзар и образует ущелье, известное в литературе под названием "Тамерлановых ворот" или Джилануты. К востоку от этого ущелья хребет получает название Мальгузара.

Соединившись с небольшим западным отрогом Чумкартау, хребет тянется дальше крутобокой скалистой цепью. В средней части Мальгузарский хребет имеет довольно узкий скалистый гребень и более пологие северные склоны. Как северные, так и южные склоны прорезаны мелкими речками. Высшие точки хребта достигают 2622 м. Район к северо-востоку от Мальгузарского хребта представляет собою слабо всхолмленную местность с типичным адырным рельефом.

К востоку от меридиана на горе Уратюбе Туркестанский хребет становится труднопроходимым снеговым хребтом. Он представляет огромную цепь с вершинами до 5621 м, с многочисленными отрогами, особенно развитыми на северных склонах. В более низкой зоне северные склоны покрыты густыми зарослями арчи, особенно известными в верховьях реки Зааминсу. Перевалов через хребет несколько. Наиболее известен перевал Шахристан (3391 м) на пути из города Уратюбе в долину реки Зеравшана.)

Зеравшанский хребет

Зеравшанский хребет в западной части ограничивает с юга долину реки Зеравшана, а в восточной разделяет долины рек Зеравшан и Ягнобдарьи. Хребет снеговой, очень узкий, с очень резким скалистым рельефом. Особенно круг южный склон; между кишлаками Марзичем и Анзобом, например, этот склон падает к реке Ягноб отвесной стеной на протяжении 6 км. Покрыт южный склон скудной растительностью и редкими огородами на речных террасах. Северный склон хребта более пологий. Он отбрасывает ряд отрогов с острыми, каменистыми гребнями, разделенными глубокими ущельями. Восточная часть Зеравшанского хребта (от Кштутдарьи) покрыта снегами, и здесь высота его гребня почти всюду выше 4280 м. Наиболее высокой вершиной является гора Чимтарга — 5497 м.

В западной части хребта снега исчезают, и хребет сильно понижается, распадаясь на скалистые гряды у Джамской степи.
На меридиане села Захматабад (Айни) Зеравшанский хребет разрезается рекою Фандарья (нижнее течение реки Ягноб) узким диким ущельем, по которому проложена автодорога из Уратюбе в Душанбе. Также разрезают хребет на отдельные массивы реки Кштутдарья и Магиандарья к западу от Фандарьи.

Гиссарский хребет

Гиссарский хребет представляет южную ветвь Алайского хребта. Орографическим началом хребта является вершина Такали (4537 м) Зеравшанского хребта, от которой Гиссарский хребет отходит на юго-запад самостоятельным и столь же высоким оледенелым поднятием, как и предыдущие. Оба склона хребта дают многочисленные отроги, иногда в виде крупных снеговые массивов, что создает из Гиссарского хребта мощную разветвленную систему. Пройдя около 20 км в западном направлении, Гиссарский хребет отделяет от себя мощный скалистый хребет с ледниками на обоих склонах, который, в свою очередь, распадается в дальнейшем на хребты Кухибардавак, Зоркамар и Душаха, заполняющие территорию Каратегина. Отделив Каратегинское поднятие, главная цепь Гиссарского хребта идет на запад, образуя огромную петлю, обращенную к югу. В середине этой петли на северном склоне берет начало река Ягноб, на южном — река Ханако. Из более известных перевалов через Гиссарский хребет можно отметить перевалы Анзоб (3379 м), Мура (3799 м) на пути из долины Зеравшана в Душанбе. Южный склон хребта на участке названных перевалов переходит пологими уступами в Гиссарскую долину, лежащую на высоте 700-1000 м над уровнем моря, богато возделанную и густо населенную. Следует еще заметить, что оба склона Гиссарского хребта сравнительно богаты растительностью, благодаря значительному количеству осадков, особенно на южном склоне хребта. Растительность этого склона обогащена целым рядом замечательных по своей декоративности растений, как: инкарвиллея Ольги, различные виды эремурусов, гигантские ферулы.

Примерно на 680 в. д. Гиссарский хребет отделяет северо-западную ветвь в юго-западную, являющуюся водоразделом реки Кашкадарьи и реки Туполанг. Первая из них носит название Хазрет Султан по имени замечательной вершины того же названия, поднятой на высоту до 4000 м. Сложенная палеозойскими известняками, вершина Хазрет Султан срезана к югу, благодаря чему имеет вид гигантской наклонной плиты. К северу же вершина обрывается километровым отвесом, начиная собою область, резко расчлененную эрозией рек Дараихурд и Шинк. К юго-востоку от Хазрет Султана расположена своеобразная область, характеризующаяся мощной глубинной эрозией, созданной истоками реки Туполанг. В противоположность описанному рельефу к западу от Хазрет Султана лежит выровненная поверхность, сложенная палеозойскими известняками со средней высотой 2200-3000 м, напоминающая Тянь-Шаньские сырты. Истоки Кашкадарьи врезаны в эту поверхность узкими ущельями почти на километр в глубину.

Юго-западная ветвь Гиссарского хребта слагается из ряда поднятий с многочисленными отрогами, носящими различные местные названия и слагающими обширное горное пространство между Каршинской степью и долиной реки Сурхана.

Наиболее значительными из этих поднятий являются Яккобагский хребет, разделяющий истоки Туполангдарьи от Танхаза и Яккобагдарьи, Гузарские горы и Байсунтау, наполняющие пространства между средним течением реки Каттауря и верховьями Ширабаддарьи и, наконец, горы Кухитанг, которые примыкают своими утесами к Амударье у самого Келифа.

Узбекистан

Peпopтaжи | В горах юго-востока Узбекистана

В горах юго-востока Узбекистана

Долгая Галина Альбертовна

Узбекистан занимает площадь около 450 000 кв.км. Чуть больше двадцати процентов этой площади — горная местность. Если заглянуть за эту цифру, то можно разглядеть бескрайние просторы, испещренные живописными холмами, скалистыми отрогами хребтов, увенчанных снежными пиками, и между ними зеленые долины, по которым растекаются реки.

Прекрасны горы, видимые из долин, и прекрасны долины, когда видишь их широту с высоты тех гор.

Две гигантские горные системы мира распростерли свои каменные руки над Узбекистаном: Западный Тянь-Шань на северо-востоке и Памиро-Алай на юго-востоке. Эти горные системы отличаются друг от друга, как левая и правая рука. Тот, кто побывал и там, и там, сразу заметит разницу и в структуре каменных глыб, и в растительности, покрывающей подходы к скалистым гребням, и даже в воздухе.

Думаю, не ошибусь, если скажу, что немногие знают о горах в Самаркандской, Кашкадарьинской, Сурхандарьинской областях. В основном последние представляются степями, которым нет ни конца, ни края. Но те степные просторы, относящиеся к Туранской низменности, как раз растекаются между хребтами: Зерафшанским, Гиссарским и его отрогами — Байсунтау, Сурхантау, Бабатаг. А все вместе они относятся к системе Памиро-Алая.

Самая высокая точка Узбекистана находится на Гиссарском хребте. Высота того безымянного пика 4643 метра над уровнем моря.

Сурхандарья

Приток Сурхандарьи

Горная река

Сурхандарья, Кашкадарья, Зерафшан наполняются реками, образованными водами тающих ледников и снежников, покрывающих эти хребты. Множество ключей, выходящих из-под земли, позволяют растениям зеленеть в горах даже в самое жаркое летнее время, когда трава в степях полностью выгорает. А подземные реки, заполняющие глубокие пещеры в хребтах Байсунтау, вырываются на волю прямо посередине скалистых стен и низвергаются вниз водопадами.

Высокогорные плато в окрестностях Байсуна вздыбились гигантскими волнами и застыли, образовав вертикальные скальные сбросы, высотой в сто, двести, а то и триста метров. Такие плато местные жители называют "кетмень чапти" — перевернутый кетмень (тяпка). Очень похоже. А минералы, содержащиеся в почве холмов, разукрасили фалды их "юбок" в красные, зеленые, желтые цвета. И среди таких природных красот человек сумел обустроить свои жилища, добавить к растительности гор новые посадки: стройные тополя, пахучие акации, шелестящие спелым колосом злаковые, дающие вкуснейшие плоды сады и виноградники.

Вот об этом крае мой рассказ. Я поведу читателя на юго-восток Узбекистана, начиная от древнего и хорошо всем известного города Самарканд и заканчивая в Денау — небольшом городке Шурчинского района Сурхандарьинской области, жизнь которого течет по своим особым законам и сильно отличается от жизни столицы, да и от других городов Узбекистана.

Гиссарский хребет

Оставив в стороне легендарный город Амира Темура Самарканд, наш видавший виды джип свернул с Большого Узбекского тракта, ведущего в самый южный город страны — Термез, и помчался по дороге, медленно поднимающейся к перевалу Тахта Карача. За грядой Зерафшанского хребта, разделяющей Самаркандскую и Кашкадарьинскую области, раскинулась необозримая долина Кашкадарьи, за которой сияет снегами Гиссарский хребет.

Вид на долину Кашкадарьи и город Китаб

Величественны белоснежные горы. Глядя на них проникаешься особым уважением к природе, которая может быть как очень суровой по-отношению к человеку, так и благодатной. Западная часть Зерафшанского хребта, высоты которого не превышают 2800 метров, относится к последним. Облагороженные человеком, эти горы радуют глаз зеленью арчовников и лесами акаций, высаженных заботливыми руками людей. Огромные скалы, выглаженные ветрами и дождями, напоминают то ползущую черепаху, то голову кобры, раскрывшую свой капюшон.

Ночью над головой сиют огромные яркие звезды, а внизу в долине видны не менее яркие огни городов Китаб, Шахрисабз. Откровенно говоря, я удивилась, увидев россыпь огней этих городов с высоты. Несмотря на то, что на всем пути по южным областям Узбекистана стоят новые опоры высоковольтных линий и даже в самые отдаленные кишлаки проведены линии электропередач, сами города освещены слабо. Порой только по свету из окон домов можно ориентироваться по ночным улицам. Но поток машин от легковых до фур идет в обе стороны от перевала и днем, и ночью. Возможно, свет именно от их мощных фар и соперничает со звездами.

Юго-восточная часть Узбекистана интересна не только природой, но и историей. По горам и долинам Кашкадарьи, Сурхандарьи шли в Индию войска Александра Македонского. Это было в четвертом веке до н.э. Согласно Геродоту, Македонский останавливался в Афросиабе, проходил по Каршинской степи. О пребывании греков на нашей земле говорят находки археологов — монеты, сосуды, украшения.

Неслучайно подумала я о греческом форпосте, когда, проехав современный милицейских пост "Chak-Chak", слева от дороги, проходящей по кишлаку Окробат, что переводится как "белая крепость", у подножия холма увидела необычное для наших мест строение. Две квадратные башни сложены из обтесанных вручную крупных камней и соединены глиняным забором, в котором сохранились каменные бойницы. Внутри за забором находится небольшой двор, разделенный на две неравные части анфиладой колонн. На колоннах сохранилась часть капителей.

Даже непрофессионалу понятно, что это греческий стиль архитектуры. И откуда он в далеком Кашкадарьинском селе? Трудно поверить в то, что узбекские археологи ничего не знают об этом сооружении. И тем более удивляет, что оно разбирается по камням на нужды местного населения. Башен в этой крепости, скорее всего, было четыре. Много ли времени надо, чтобы разобрать и две оставшиеся. Тем более что один из предприимчивых жителей даже включил эту крепость в свое хозяйство, обнеся ее стеной вместе со своим домом.

Еще один археологический объект поверг меня в уныние. В конце семидесятых годов прошлого века мне довелось участвовать в раскопках Древнего Кушанского царства (I-II век). Тогда археологическую экспедицию на городище Дальверзин-тепе, что недалеко от Денау, возглавляла известный археолог и искусствовед Пугаченкова Галина Анатольевна. Ныне всему миру известен золотой Дальверзинский клад. Хранится он в Ташкентском Музее Истории. Будучи школьниками, мы с друзьями раскапывала на Дальверзине несколько домов ремесленного квартала. Я вспоминаю, что дома в том городище были раскопаны настолько глубоко, что их стены поднимались на высоту выше человеческого роста.

У меня сохранились старые фото и, сравнив их с теми, которые я сделала, побывав на Дальверзин-тепе сейчас, ужаснулась. Раскопанные дома вновь погребены под слоем земли. Временем ли, людьми ли?.. Только верхушки широких стены еще возвышаются над домами ремесленников, храмами, инженерными сооружениями древних, среди которых был водопровод, идущий в город изо рва, окружающего его.

Археологические памятники такого уровня могли бы украсить любую страну и стать интереснейшими объектами изучения учеными и посещения любознательными туристами. Нужно всего лишь охранять их от вандализма, защищать от естественного разрушения и принимать меры для того, чтобы они стали привлекательными объектами, как это делается, например, в Израиле, в Италии, в соседнем Туркменистане. Музеи под открытым небом интересны тогда, когда показаны находки, вывешены информационные стенды, реконструкции, рассказывающие об истории города, сооружения, обустроены места отдыха для туристов (хотя бы навесы, защищающие от палящего солнца). Увы… история уходит в небытие у нас на глазах…

Пещера Тешикташ

А вот еще один исторический объект этого края не нуждается в особой сохранности. Его внешний вид зависит только от сил природы — дождя и ветра. Но значимость его для науки огромна. Слышали ли вы когда-нибудь о пещере Тешик-Таш? Кстати, переводится название, как "пещера с дыркой". Эта пещера, вернее, грот, находится в одном из живописных и глубоких ущелий хребта Байсун-тау, в Сурхандарьинской области.

В тех скалах находится Тешикташ

Кишлак Юкарымачай

Высокий холм отделяет то ущелье от кишлака Юкарымачай, который сам по себе интересен. Кишлак раскинулся на берегу реки Мачай-дарья. Его окружают холмы с красной глиной. И дома в этом кишлаке тоже красные, возведенные из сырцовых кирпичей, как традиционно испокон веков строят в Средней Азии. Контраст с зеленью, в которой утопают дома жителей Юкарымачай, создает одну из красивейших картин, достойную кисти хоть Ван Гога, хоть Моне.

Пещера Тешик-Таш известна находкой, относящейся к эпохе позднего Палеолита (40 000 лет тому назад). В 1938 году академиком Окладниковым А.П. в этой пещере было обнаружено ритуальное погребение неандертальского ребенка. По найденному черепу известный антрополог Герасимов восстановил облик неандертальца, жившего в Средней Азии. Первоначально считалось, что это был мальчик, но более позднее изучение останков опровергло эту версию, и теперь мы знаем, что в Тешик-Таш была захоронена девочка. Останки неандертальцев найдены в разных частях света — в Европе, на Ближнем Востоке, в Крыму, в Южной Африке, на острове Ява и в Средней Азии. Но погребение в Тешик-Таш уникально. Оно свидетельствует о появлении у древних людей ритуалов, говорящих о зарождении духовной жизни человеческого сообщества, и даже его первых религиозных представлений. Вокруг могилы девочки были установлены несколько рогов горных козлов, сверху на могиле найдены кости животных, рядом — следы костров. Наверное, девочка была особенной или принадлежала к роду вождя или шамана, а может быть, ее пожертвовали каким-то грозным богам, чтобы они не трогали все племя. Этого мы никогда не узнаем, как и то, почему неандертальцы исчезли с лица земли, уступив вершину первенства кроманьонцу — нашему предку.

Пробираясь к Тешик-Таш сначала по вертикальным сыпучим скалам, заросшим кустами и травами, потом по сухому руслу ручья, я думала о том, какая нелегкая занесла неандертальцев в это ущелье и как они босые лазали здесь, а то и убегали, спасаясь от грозных хищников вроде саблезубого тигра, пещерного медведя или тираннозавра. Конечно, за сорок тысяч лет горы должны были сильно измениться. Возможно, и вода бежала в ручье даже летом, но пещеры — а в стенах каньона не одна пещера! — скорее всего, такими и остались, разве что Тешик-Таш была без дырки.

Хребты Байсун-тау, Сурхан-тау красивы не только рельефами — наклонными плато, глубокими ущельями, складчатыми разноцветными холмами, но и арчовыми лесами. Арча — дерево, которое растет очень медленно, приблизительно один сантиметр в год. Так что красавицы высотой в несколько метров со стволами, которые можно легко обхватить руками одному человеку, на самом деле древние старушки. Арчовые леса в Узбекистане принадлежат только государству и охраняются законом. В заповедниках Заамина растут шикарные древние деревья — раскидистые, с ежегодно обновляемой хвоей, аромат которой целителен для человека, так как в хвое, и особенно в пыльце арчовых соцветий, из которых потом образуются не менее ароматные шишечки, содержится много фитонцидов, убивающих болезнетворные микробы.

В горах Байсун-тау мне довелось погулять по арчовому лесу, пусть не такому древнему, как в Заамине, но не менее красивому. А вот в ущелье, где находится пещера Тешик-Таш, я впервые в своей жизни увидела порубленные деревца арчи. Уже подвядшие ветви, сваленные между валунами, произвели угнетающее впечатление. И зарубкой на сердце отразились прозвучавшие в тиши ущелья удары топора. Дровосек — пожилой мужчина из кишлака, объяснил, что вырубает только старые, сухие ветви, что на пользу дереву, а кто порубил хорошую арчу, он не знает. Может быть и так. Вопрос вырубки арчовых лесов был и остается актуальным. Примером того, что может стать с природой, могут послужить Нуратинские горы, а именно заповедник, в котором некогда вольно паслись бараны Северцева, ныне занесенные в Красную книгу и обитающие теперь в наиболее бдительно охраняемой части Нуратинского заповедника.

Категория:Горы Узбекистана

Баранов сохранили, а арчу нет. Ее вырубили жители кишлаков на дрова. Изменилась вся экосистема гор, исчезли с лица земли некоторые эндемики, что привело и к переселению птиц и животных. Но винить в этом зле только жителей кишлаков нельзя. Их жизнь до сих пор зависит от того, что они добудут в горах, в том числе и топливо. Ведь нужно же на чем-то готовить еду, чем-то отапливать дома. Ни газа, ни угля в дальних кишлаках нет. Электричество дорогое. Да и как воззжечь традиционный тандыр с помощью электроэнергии? (В тандыре пекут лепешки — основную еду жителей кишлаков).

Надо сказать, что люди, живущие в горах Сурхандарьи, Кашкадарьи доброжелательны, приветливы. Все — от ребенка до аксакала — здороваются, приложив руку к сердцу, охотно разъясняют дорогу, желают доброго пути. И вместе с тем я заметила, что женщины прячутся от путешественников, дети смотрят во след с удивлением. Я бывала в этих местах лет двадцать тому назад и, могу сказать, что за прошедшее время в быте, в образе жизни людей ничего не изменилось. Не берусь судить хорошо это или плохо. С одной стороны, сохраняются вековые (!) традиции народа, с другой — народ, особенно молодежь, лишены многих достижений цивилизации. Труд на полях, на выпасах, в своих домах по обеспечению элементарных удобств для жизни занимает все время от зари до зари. Во многих кишлаках и районных центрах стоят новенькие здания школ и колледжей. Дети учатся, а потом… женятся и продолжают образ жизни родителей. Днем в кишлаках пустынно. Жара загоняет всех в тень. А вечером люди выходят из домов. Аксакалы сидят на скамейках, женщины ходят к соседкам или родственникам за какой-нибудь надобностью, парни шумно обсуждают свои проблемы, дети играют. А вот девушки, как правило, прячутся и не только от чужих. Да и одеты все, как и сотни лет тому назад, разве что ткани другие, а так — глухое платье ниже колен, традиционные штаны до щиколоток, и обязательно платок на голове. И не только в кишлаках женщины живут жизнью затворниц, в маленьких городах то же самое. В Денау женщины шарахались не только от мужчин, сопровождавших меня на базаре, но и от меня, когда я была одна. Тогда мне подумалось, какая большая разница между жителями одной страны, проживающими в столице — шумном, современном городе, и в глубинке — в маленьких городах и горных кишлаках наших южных окраин.

В Денау я никак не могла понять, чем же люди зарабатывают на жизнь. Сложилось впечатление, что все проводят время на базаре — кто-то торгует, кто-то покупает. Торговля, что фруктами и овощами, что курпачами или тюбетейками, что баранами и козами идет бойко.

Мы тоже не удержались и купили курпачу (узкое ватное одеяло), несколько тюбетеек, яблок и черешни, и поехали дальше, торопясь увидеть водопады Сангардака и погулять по альпийским лугам Байсун-тау.

Водопады Сангардака видны издалека. Длинными струями они падают вниз, сплетаясь друг с другом, растекаясь среди зелени и распыляясь мириадами капель в свободном полете. Вода выходит из середины скал, высотой метров сорок-шестьдесят. Зрелище великолепное! И микроклимат вблизи водопадов особенный. Когда в округе жара зашкаливает, у водопадов просто рай! Подойти к одной группе водопадов оказалось непростой задачей: крутой склон, на котором хаотично разбросанные камни спрятаны среди густой зелени, словно предупреждал: "Нельзя! Дорога заказана!". Зато вторая группа водопадов оказалась куда доступнее. Прямо с дороги к ним проложены тропинки и даже забетонированные лестницы.

Загадка этих водопадов кроется в подземных реках, которые протекают в пещерах Байсун-тау, а вода находит себе выход либо у подножия плато, либо вот так — в скалах, образуя шикарные водопады. Пещеры Байсуна очень серьезные. Глубина их колеблется от 500 метров до 1415 (пещера Бой-Булок), а длина доходит до 15 км. Прохождение таких пещер под силу только спортивным спелеологам. Когда-то и мне довелось попробовать свои силы в этом нелегком деле. С группой энтузиастов я поднималась на плато, где находится вход в пещеру Бой-Булок, и вместе с семилетним сыном буквально на четвереньках подползала к краю плато, чтобы посмотреть вниз с высоты скалистых стен. А это порядка трехсот метров! В этот раз я смотрела на те стены снизу, и зрелище это было не менее захватывающим.

Но чтобы подобраться поближе к любому плато, сначала надо добраться до отдаленных кишлаков, таких как Дугоба или Бахча. Дороги к ним узкие и рыхлые, и проходят через глубокие ущелья, стены которых закрывают дневной свет, и время от времени осыпаются, грозя похоронить под камнями каждого, кто попадется на пути. Для путешественников такая экстремальная поездка в удовольствие, если только дороги сухие. В дождь даже трактору впору завязнуть. Только ослики — неизменные спутники жителей отдаленных кишлаков — понуро бредут, навьюченные так, что их самих не видно. Эти труженики могут перевозить вес, превышающий их собственный, а управлять осликом под силу даже детям. Ослы перевозят лагеря пастухов, когда стадо перегоняется дальше в горы, и выглядят эти перевозчики на фоне баранов даже величественно.

Восторг и благоговение перед природой вызывают красоты гор, когда постепенно поднимаясь от затерянного среди отрогов Гиссарского хребта кишлака Ходжаасмин, видишь, как на глазах меняется растительность по мере смены высоты.

Внизу у реки цветет джида, шиповник. Травы высотой по колено скрывают только начавшие распускаться летние цветы — лапчатку, клевер, маки. Постепенно разнотравье ставится реже, появляются поляны с цветущими ирисами и великолепными желтыми цветами, напоминающими букеты хризантем.

А на перевале, за которым открывается снежный пояс гор, еще лежит снежник, истекающий ручейками талой воды. На черной от влаги земле цветет желтый безвременник.

На склонах по обе стороны от перевала растут почвопокровные цветы — настолько мелкие, что сразу их и не заметишь, но увидев раз, уже ищешь подобные, скользя взглядом по земле. Вот кажущийся невзрачным высокогорный касатик. Но он радует не меньше, чем шикарные ирисы. Белый азиатский гриб облюбовал полянку между камней, в которых, приглядевшись, сразу узнаешь словно замурованные в камень… морские ракушки!

Какие тайны хранишь ты, природа, лишь только приоткрывая их завесы тем, кто ищет, кто любит тебя и более всего желает, чтобы твои красоты радовали всех жителей Земли еще долгие годы вперед?! Многое зависит от нас, от людей. Мы создали для себя много благ и будем еще создавать, все совершенствуясь и совершенствуясь. Как хочется, чтобы те блага сослужили природе хорошую службу, не обезображивая ее красоты, а сохраняя ее чистоту и неповторимость для будущих поколений.

Горы Узбекистана относятся к горным системам Западного Тянь-Шаня и Южного Тяня-Шаня (Гиссаро-Алая, включающего в себя Туркестанский, Заравшанский, Гиссарский, Каратегинский, Алайский хребты).
Высота гор, находящихся на территории Узбекистана достигает высоты более 4000 м., но все четырехтысячники расположены в пограничных областях. Например, Пик Хазрат-Султан — наивысшая точка Узбекистана (4643 м.) в Гиссарском хребте, расположена в Сурхандарьинской области на границе между Узбекистаном и Таджикистаном. Пик Аделунга (4301 м.), самый высокий пик в Пскемского хребта находится на границе с Киргизией, также как и пик Бештор (4299 м.).
Мощная, сложная горная система Средней Азии принадлежит к высочайшим горным системам евроазиатского горного пояса, пересекающего с запада на восток весь Евроазиатский материк. Тянь-Шань и Памиро-Алай входят в центральную, наиболее высокую его часть, так называемую Высокую Азию, и составляют ее северо-западную окраину. Горы Узбекистана занимают площадь 96 тыс. кв.км, что составляет 21,3% территории республики.
Горы Узбекистана – это очень популярное место отдыха.
Чимган является одним из уникальных и красивейших уголков не только всего Узбекистана, но и, пожалуй, всего Западного Тянь-Шаня. Само слово «Чимган» (Чим ен) можно перевести как «Зеленая мягкая трава».
Чимган – самый популярный горнолыжный курорт в Узбекистане, расположенный в 85 километрах от столицы Узбекистана, в отрогах Чаткальского хребта на высоте 1600 метров.

Природные условия Узбекистана

Главная вершина всего прилегающего горного района — Большой Чимган (3309 м.). Больше всего отдыхающих, приезжает в эти края зимой и весной. Летом же и осенью наступает относительное затишье, и туристов здесь в этот период очень мало. Зимой — горячая пора для лыжников, саночников, пленочников (целлофанистов). По выходным и праздникам сюда целыми автобусами, приезжают отдыхающие из Ташкента и других регионов. Весной наступает пора для альпинистов, скалолазов, дельтапланеристов или парапланеристов. А в начале июня сюда слетаются со всех уголков Узбекистана и из других регионов любители самодеятельной песни.
Бельдерсай — популярный горнолыжный курорт. Находится в Газалкентском районе Ташкентской области всего в 80-ти километрах от Ташкента — столицы Узбекистана, и в 5-ти километрах от горнолыжного курорта "Чимган". Бельдерсай – универсальное место, не многие курорты способны похвастаться таким потенциалом. Благодаря своему уникальному климату, курорт не теряет актуальности ни в один из сезонов. В живописном ущелье Бельдерсая, в его верховьях можно найти галерею – наскальную живопись древних охотников (петроглифы).
Чарвакское водохранилище — водохранилище, расположенное в Бостанлыкском районе Ташкентской области Узбекистана, на севере области. Оно находится на реке Чирчик несколько ниже по течению места слияния рек Пскем и Чаткал между отрогами Угамского и Чаткальского хребтов западного Тянь-Шаня. Водохранилище образовано каменно-насыпной плотиной высотой 168 метров Чарвакской ГЭС. Объём водохранилища составляет приблизительно 2 куб. км. В районе Чарвакского водохранилища в Бостанлыкском районе Ташкентской области расположено большое количество древнейших на территории Узбекистана исторических и археологических памятников. В частности, недалеко от водохранилища на реке Пальтау, являющейся правым притоком реки Чаткал, находится знаменитая стоянка первобытных людей.
На берегу водохранилища расположены многочисленные пансионаты, зоны отдыха и детские летние спортивно-оздоровительные лагеря.

Горы Ташкента

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *