Города и Страны

Джума Мечеть Махачкала

Джума-мечеть в Махачкале: архитектурный памятник с религиозным значением

Джума-мечеть Махачкалы стоит в самом центре столицы Дагестана. Это одно из самых больших и красивых религиозных строений в Европе. Мечеть постоянно расширяют, но она сохраняет эстетичный внешний вид и геометрические пропорции.

Джума-мечеть не только образец великолепной архитектуры, украшающий город, но и место, куда люди приходят побыть наедине со своим Богом, забыть о политических распрях.

Общая информация

Для строительства Джума-мечети были приглашены талантливые турецкие мастера. В основу проекта положена концепция знаменитой стамбульской Голубой мечети, которая и стала прообразом мусульманского храма в Махачкале.

Центральная мечеть Махачкалы не сразу обрела своё нынешнее великолепие. Начало строительства – 1996-й год, а открытие состоялось в 1997-м. Тогда мечеть была довольно небольшой и вмещала всего 8 тысяч человек. Со временем желающих присутствовать на религиозных службах в дни пятничных молитв и в праздники становилось всё больше – площадь перед мечетью не вмещала всех верующих. Поэтому храм было решено расширить, а средства на реконструкцию собирали горожане.

Началась реконструкция в 2005 году, но активно она стала продвигаться в 2007-м, после проведения телемарафона в Махачкале, благодаря которому было собрано 25 млн рублей на благоустройство и реконструкцию мечети.

Если в 2005 году вместимость мечети составляла 13 тысяч человек, то к завершению реконструкции она достигла 15 тысяч.

Особенности конструкции

В состав центральной мечети Махачкалы входят два минарета, высота каждого — 42 метра, четыре небольших подкупола и один большой главный купол. Наружные и внутренние стены окрашены в белый цвет.

Изображать животных и людей в мусульманской традиции не принято. Поэтому внутри Джума-мечеть украшена художественной росписью: растительными, геометрическими, абстрактными орнаментами. Узоры нанесены на колонны, своды, арки. На стенах — выдержки из Корана. Для освещения мечети используются роскошные дамасские люстры.

Культурное и религиозное значение

Двери мечети ежедневно открыты для всех верующих. С двух минаретов разносятся мелодичные звуки азана — призыва к молитве. Это знак того, что прихожанам пора приготовиться к совершению традиционного намаза. Мужчины располагаются на первом этаже, на зелёном шерстяном ковре. Здесь же имеется полка с книгами на русском и арабском языках, со священными чётками.

Центральная Джума-мечеть, Махачкала: отзывы

Для женщин отведён второй этаж, где они рассаживаются для молитвы на красном ковре.

В переводе с арабского «джума» значит «пятничная». Такое название храму дано не зря: по пятницам в полдень совершается коллективная молитва, на нее собирается вся мусульманская община.

Главный имам мечети — Мухаммадрасул-хаджи Саадуев. Религиозное образование он получил в Буйнакском институте им. Сайфуллы-кади, а одним из его учителей был погибший заместитель председателя ДУМД Курамухаммад-хаджи Рамазанов.

Саадуев следит за тем, чтобы мечеть выполняла свои религиозные функции. Он организовывает следующие мероприятия:

  • пятничные проповеди;
  • ежедневный приём людей;
  • привлечение состоятельных людей к оказанию материальной помощи из закята неимущим и нуждающимся;
  • просветительская деятельность в учебных заведениях, СМИ, организациях;
  • решение споров и конфликтов на основе шариата;
  • конкурсы на знание жизни Пророка (Мухаммада);
  • краткосрочные курсы обучения намазу, Корану, религиозным знаниям для школьников;
  • акция «Намаз за один день»: в выходные дни около 60 человек учатся совершать намаз за несколько часов;
  • участие в передаче «Ваша тема»: каждую субботу руководители мечети в прямом эфире отвечают на вопросы граждан.

То, что тысячи мусульман постоянно приходят в мечеть, говорит о большом авторитете храма у народа. Сюда со всей республики приезжают верующие получить совет или помощь. Посещаемость Джума-мечети в дни праздничных богослужений в сравнении с иными мечетями просто рекордная.

В прошлом году в Грозном началось строительство мечети имени первого президента республики Ахмат-хаджи Кадырова, которая станет самой большой в Европе. Об этой стройке и религиозной ситуации в республике «Росбалту» рассказал муфтий Чеченской Республики, председатель Духовного управления мусульман ЧР Султан Мирзаев.

— Как возникла идея столь грандиозного строительства?

— Когда Ахмат-хаджи Кадыров побывал в Турции, он увидел в городе Конья аналогичную мечеть, только с двумя минаретами. У него была мечта: вот бы построить в Чечне такую мечеть! И его сын, Рамзан Кадыров, осуществил эту мечту. Эта мечеть — символ возрождения духовности Чеченской Республики. Завершение строительства предполагается в 2008 году. Рассчитанная на десять тысяч верующих одновременно, мечеть возводится по турецкому проекту, однако без финансового участия Турции, за счет средств Фонда Ахмат-хаджи Кадырова. Вся проектная документация заверена в комитете по архитектуре и градостроительству ЧР. Мечеть станет частью комплекса, включающего здание муфтията, музей Ахмат-хаджи Кадырова, исламский центр с библиотекой. Открытие исламского университета пока не планируется.

— Сколько всего мечетей в Чечне?

— В республике более трехсот мечетей. Около тридцати процентов из них восстанавливаются. Есть и те, что полностью разрушены.

— Иностранные пожертвования на их восстановление не принимаются?

— Принимаются, если б давали!

— Неужели не дают?

— Мы не просим. Кувейтский министр по делам религии неоднократно предлагал мне построить мечеть, клинику или школу. Переговоры об этом продолжатся в ближайшее время. Брунейцы тоже говорили, что осилят несколько миллионов долларов.

— Есть ли в Чечне исламские университеты?

— В Курчалое — исламский институт имени Ахмат-хаджи Кадырова.

— Сколько студентов в нем обучаются?

— Сейчас там идет перестройка, здание вуза расширяется, обучение временно прервано. В целом там учится около 200−300 человек. Они изучают те же предметы, что и в обычных институтах.

— А что касается богословских предметов?

— Все, что преподается в нашем институте — это ислам, традиционно исповедуемый нашими отцами и дедами. Вообще, я противник определений «традиционный» или «нетрадиционный», потому что ислам один — и все. А то, что говорят ваххабиты — это ни к Корану, ни к исламу, ни к Аллаху, ни к людям никакого отношения не имеет. У них свой интерес, свои цели. Мусульманин ты или нет — для них нет разницы: кто с ними, тот с ними, а кто не с ними — тот против них. Я всегда об этом говорил. Поэтому в любой мечети, если кто скажет хотя бы слово, оправдывающее деятельность ваххабитов — у нас это очень сильно наказуемо. Никто в мире от ваххабитов так не пострадал, как мы, чеченцы. И этого направления, пока мы живы, пока мы дышим — я даю слово, здесь их не будет.

— В официальных мечетях их нет, но, возможно, существуют ваххабитские общины, неподконтрольные ДУМ ЧР?

— Может быть, но я не следователь, чтобы знать, где они, что они. Ваххабитская пропаганда в Чеченской Республике запрещена полностью.

— Поступают сообщения о появлении сторонников исламской партии «Хизб ут-Тахрир» в разных регионах России. Есть ли они в Чечне?

— Они и в Москве есть, и в Татарстане, и в Дагестане. Начинать надо с Москвы, наверное.

— Распространяется ли в Чечне ваххабитская литература?

— По магазинам, по базарам ходит наша комиссия. Заключен договор с министерством внутренних дел. Я не имею права взять и кого-то наказать, но мое право — указать, что нельзя, а что можно. В составленном ДУМ каталоге перечислено, какую литературу продавать можно, а какую — нет. И вот эти переводы Корана — Крачковского, например — мы тоже изымаем.

— Почему?

— Потому что этот перевод и принес нам вот эту беду! Не зная арабской грамматики, ваххабиты брали книгу Крачковского — буквальный перевод, без толкования, и в их изложении от толерантности Корана ничего не оставалось, словам священной книги придавался другой смысл.

— А перевод Пороховой?

— Я лично — противник всех этих переводов. Если кто хочет перевести Коран — пусть 5−6 лет изучает грамматику, а потом переводит, если ему так необходимо.

— Может, лучше только по-арабски читать?

— Лучше по-арабски, конечно.

— Вы знаете арабский?

— Знаю.

— Хорошо?

— Не хорошо — нормально!

— Где изучали?

— В Чеченской Республике. Никуда не ездил.

— А в хадж ходили?

— Ходил.

— Еще за границей бывали?

— Был 4−5 раз в Саудовской Аравии, был в Сирии, в Брунее — ездил по нашим духовным вопросам. Я был в Брунее в 2006 г., и они думали, что здесь идет война, джихад, Россия нас бомбит, убивает. А когда узнали точную информацию о том, что здесь реально творится, что все созидается, Россия нам помогает морально и материально, были очень удивлены и дали слово, что откроют посольство в Москве. Мы пригласили их в республику. В этом году, или в мае, или в августе, ко дню рождения Ахмат-хаджи Кадырова, у нас намечается международная исламская конференция.

— Отправляется ли молодежь для получения исламского образования за границу?

— Только в Сирию и в Египет, потому что к Саудовской Аравии… никак у нас душа не ляжет. В Сирии преподают суфизм, а в Саудовской Аравии его не признают, и для нас это неприемлемо. Если бы в республике не было суфизма, ваххабиты взяли бы верх. Благодаря суфистам, приверженцам тарикатов, мы и выиграли эту войну, этот мир и сегодняшний солнечный день.

— Насколько опасно открыто выступать против ваххабитов?

— Я и мои заместители ходим с охраной и личным оружием. Теракты против руководства муфтиятов организуют скрывающиеся где-то в лесах остатки ваххабитов. Сегодня против ваххабитов ведется сильнейшая борьба, поэтому они разными действиями — запугиванием, убийствами — пытаются этому противостоять. Но даже если они убьют всех муфтиев Северного Кавказа, ваххабитам не жить на этой земле. Мы, все чеченцы — против ваххабитов, потому что ничего хорошего они нам не принесли. Это они заставили называть нас террористами и экстремистами.

— Каково ваше отношение к проблеме исламского терроризма?

— Нет исламского терроризма. Почему террористов, например, в Италии, Испании не называют христианскими террористами? Потому что это — христиане!

В прошлом году я был на международном форуме «Ислам и христианство на берегах Средиземноморья» в Италии. Один из его итальянских участников, перечисляя громкие теракты, упомянул о «нападении чеченских террористов на Беслан». Конечно, меня это очень сильно задело. Я сказал, что это была не бесланская трагедия — это была очередная чеченская трагедия, потому что из-за этого теракта снова пострадали чеченцы. Спрашиваю: у вас есть неоспоримые доказательства, что террористами были именно чеченцы? Там были и осетины, и русские (а может, и итальянцы!), а чеченцев — посчитать на пальцах одной руки. Дети Осетии терпели этот террор три дня, а чеченские дети — пятнадцать лет под этим террором, под этими бомбами. В 1995 году, сказал я им, в городе Шали был нанесен ракетно-бомбовый удар по роддому. Новорожденных чеченских детей собирали по кусочкам. Что же вы не говорите об этом, если вы такие гуманисты? Или чеченские дети — это не люди? И каждый из президиума подошел и извинился передо мной. Надо прекратить исламофобию и чеченофобию в России. Если мы их в России прекратим, то и за рубежом это тоже прекратится.

Я, мои друзья и братья воевали против ваххабитов за сохранение целостности России. Я был неоднократно тяжело ранен. Когда в 2002 году подорвали Дом правительства, я находился там, и в тяжелейшем состоянии был доставлен в Москву. Пережил восемь операций, предстоят еще две. Мне обидно, когда меня называют бандитом, террористом или кем-то еще. Но даже сейчас такое отношение сохраняется. Недавно я летел из Москвы в Минводы, милиция потребовала показать документы. Спрашиваю: почему вы потребовали их только у меня, ведь я такой же гражданин России, как и все? Отвечают: ты небритый. Говорю: Ваш Солженицын тоже небритый, у него тоже требовать будете? А сколько казаков ходит — у них тоже по бородам будете документы проверять и подозревать? Такие милиционеры, как вы — это беда России! Нельзя людей различать по бороде, по лицу, по тому, красивый он или нет — надо смотреть на его действия.

— Иногда высказывается мнение, что ислам в Чечне не очень укоренен, что это в достаточной степени привнесенное явление, он не является глубокой религиозной практикой…

— Это неправда.

Центральная Джума-мечеть

У нас очень укорененный ислам, и все чеченцы его исповедуют. Смотришь — вот идет девушка. Когда наступает время молитвы, она молится, она держит уразу, а как она одевается — это ее личное дело.

— В каких отношениях вы с представителями других конфессий?

— Мы прекрасно общаемся. Когда нам выделили 500 тысяч долларов на мечеть и столько же — на церковь, мы сделали благородный жест, отдали свои деньги на храм Архангела Михаила — и вон он стоит, еще красивей, чем раньше (восстановленная церковь находится в нескольких сотнях метров от мечети — «Росбалт»). Пророк учил, что нужно жить в мире с соседями, уважать их обычаи, помогать им вне зависимости от того, мусульмане они, или нет. Я сам грозненский, и мои соседи — русские, армяне, евреи — сейчас где-то в России, но они меня помнят. Когда начался хаос 1991—1999 годов, я их в обиду никогда не давал. Чуть что — они сразу прибегали ко мне. Я насмерть стоял за них, и таких случаев было много.

— Как вы относитесь к преподаванию в школе основ православной культуры?

— Нормально. Я думаю, это приведет к духовно-нравственному, моральному воспитанию молодежи. Учить нужно основам всех традиционных для России религий. Это приведет только к хорошему.

— Возможно ли построение в Чечне исламского государства, применение законов шариата?

— У нас в Чеченской Республике не может этого быть. У нас все в рамках законов Российской Федерации, этого достаточно. Мы живем в светском государстве.

Беседовала Яна Амелина

http://www.rosbalt.ru/2007/02/27/287 704.html

Джума-Мечеть: История…

Фото Джума Мечеть Махачкала

Накануне, 25 сентября, в столице дагестана – махачкале состоялось торжественное открытие очередной джума-мечети.

В этом горном крае функционируют молитвенные дома больше чем в любом другом регионе россии, что характеризует его жителей как людей богобоязненных, преданных своей религии. Останавливаться на достигнутом мусульмане республики не спешат, продолжая возводить новые мечети. Показательно, что новый дом аллаха назван в честь потомка пророка мухаммада (мир ему и благословение) – шейха абдулхамида-афанди из инхо. Этот любимец всевышнего всю свою жизнь посвятил распространению ислама, скачать на комп картинки наставлению верующих в самые свирепые атеистические годы. Благодаря таким людям как шейх абдулхамид-афанди и сохранилась истинная вера на земле дагестана. В церемонии открытия мечети приняли участие известные религиозные, политические и общественные деятели. В качестве почётных гостей в мероприятии принял участие глава рд рамазан абдулатипов, а также совладелец и председатель совета директоров группы компаний «сумма» зиявудин магомедов, оказавший основную спонсорскую поддержку в строительстве храма. Гостей встречал лично муфтий республики, досточтимый шейх ахмад-хаджи абдулаев. Гости осмотрели молельный зал и служебные помещения мечети. Торжественная церемония открытия началась с чтения корана. Голос хафиза (знающего коран наизусть) мухаммад-хаджи магомедова наполнял своды молитвенного дома звуками священной книги, оживляя сердца собравшихся.

Ведущий мероприятия, первый заместитель муфтия рд ахмад-хаджи кахаев поздравив присутствующих с праздником курбан-байрам и открытием этой прекрасного, благословенного храма, отметил, что строительство мечетей – это не только символ мусульманской общины, но и символ того, что общество развивается, созидает, строит. Он напомнил, что в республике начато строительство духовного центра им. Пророка исы (мир ему), и ведётся оно при активной поддержке главы региона, который прилагает много усилий в создание условий для духовно-нравственного развития общества, распространения истинных исламских ценностей. В своём выступлении глава дагестана рамазан абдулатипов отметил, что сегодня все стали свидетелями очень внимательного, доброго отношения государства к исламу. Он напомнил собравшимся, что президент россии владимир путин на открытии соборной мечети в москве привёл очень важный аят корана «стремитесь опередить друг друга в добрых делах». В этом главный смысл как ислама, так и других религий: не война, убийства, свержение, насилие, а скачать картинку в скайп доброта и созидание. При этом абдулатипов подчеркнул неоценимый вклад духовных лидеров в оздоровление нравственного климата в обществе. «у нас в республике всегда были выдающиеся шейхи, богословы, и то, что сегодня открывается мечеть имени шейха абдулхамида афанди из инхо – это великий родник. И я хочу сказать огромное спасибо этому роду, этим людям за то, что они в самые трудные годы просвещали и просвещают дагестан», – сказал глава рд. Принявший участие в торжественной церемонии известный бизнесмен и меценат зиявудин магомедов отметил, что правильному пониманию ислама способствует не только вера, но и соответствующее религиозное образование, а также поблагодарил руководство республики, муфтият рд и прихожан за доверие и сотрудничество. На маджлисе присутствовал и сын досточтимого шейха саида-афанди аль-чиркави, ректор дагестанского теологического института абдулла-хаджи ацаев. В своём выступлении он привёл пример того, как, объединив усилия органов власти и религиозных деятелей, можно добиться максимального результата.

Абдулла-хаджи также выразил надежду, что каждое новое открытие религиозного учреждения, а тем более мечети, будет становиться ещё одним важным шагом, стимулом для духовно-нравственного объединения дагестанцев.

Центральная Джума-мечеть в Махачкале

Заключительное слово было предоставлено уважаемому муфтию дагестана, досточтимому шейху ахмаду-хаджи абдулаеву. «несколько лет назад трудно было представить, что в таком месте соберутся вместе глава республики и другие уважаемые люди, чтобы разделить нашу радость. Этим я хочу обратить внимание на спокойную жизнь в дагестане и хочу поблагодарить аллаха за то, что он одарил нас такой милостью. Также за это надо сказать спасибо руководству региона, которое делает всё возможное, чтобы людям было хорошо, а республика процветала. Что касается дагестанцев, то, как отметил рамазан гаджимурадович, дагестан раньше называли морем науки. Я полагаю, в будущем нашими алимами будут гордиться за пределами республики», – отметил ахмад-хаджи афанди. В честь открытия мечети глава дагестана подарил муфтий республики рукописный коран, которому более двухсот лет. По завершении праздничного мероприятия все присутствующие толстовки женские фото 2016 совершили коллективную молитву.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *