Города и Страны

Численность Населения Латвии

Латвийский комитет по правам человека (ЛКПЧ) с момента основания (декабрь 1992 года) ведет мониторинг положения латвийских национальных меньшинств, периодически обновляя ранее накопленный материал. На этой неделе на сайте ЛКПЧ была опубликована демографическая часть мониторинга.

О целях и основных результатах исследования BaltNews.lv поинтересовался у автора работы, сопредседателя Латвийского комитета по правам человека Владимира Бузаева.

— Владимир Викторович, почему именно демография?

© BaltNews.lv

Владимир Бузаев.

— 21 августа исполняется 25 лет со дня фактического обретения независимости Латвии. Четверть века — достаточный срок для того, чтобы оценить изменения в численности населения.

Увы, именно в области демографии Латвия и отличилась настолько, что по праву должна бы быть занесена в книгу рекордов Гиннеса. По данным нашего предыдущего мониторинга 4-х летней давности население Латвии с 1990 года сократилось на 22%. Это — первое место в мире. Далее с заметным отставанием следуют Литва (18%), Болгария (16%) и Эстония (15%). В качестве базиса для сравнения используются потери СССР во Второй мировой войне — 14%.

К 2015 году, мы, видимо, уступили первое место Грузии: 26,1% против 25,9%. Возможно, такой «прогресс» Грузии связан с неточностью статистических оценок в 2011 или 2015 году. С другой стороны за этот период даже президент Грузии эмигрировал, передавая теперь демократический и демографический опыт своей страны также находящейся в числе демографических антилидеров Украине. Впрочем, оценки приблизительные, так как последняя перепись населения там производилась в 2001 году, еще при Кучме.

А вот изменение численности украинской диаспоры в Латвии хорошо документировано: уменьшение численности более, чем вдвое — с 92,1 (1989) до 44,6 (2016) тысяч человек. Численность этнических русских сократилась также почти вдвое (на 44%), евреев — уменьшилась вчетверо, а вот латышей — только на 12%. В этой безрадостной монотонной статистике потерь есть один столь же безрадостный всплеск — увеличение численности местных украинцев в 2015 году на 234 человека, видимо, за счет беженцев c Украины.

— Основной причиной сокращения населения является эмиграция?

— За весь период независимости на превышение эмиграции над иммиграцией приходится около 2/3 демографических потерь. Причем если в последнее десятилетие XX века этот процесс осуществлялся по четкой формуле «чемодан, вокзал, Россия», то в последние пару лет ситуация существенно изменилась: в 1995 году нацменьшинства составляли 96%, а в 2014-2015 гг. «только» 49% эмигрантов при 38% в составе населения.

Из общего сокращения численности латышей, на период до 2000 года приходится 10%, на последние 15 лет — 90%.

На 1 января 2016 года в нашем государстве проживали только 1,22 млн. латышей, в то время как 1897 году — 1,32 млн., а в 1993 году, на пике демографического подъема советского времени, — 1,40 млн. Это третий по величине пик численности латышей. Первый пик пришелся на времена «тюрьмы народов» — 1,53 млн. (1914 год, оценка), второй — на времена первой независимости — 1, 47 млн. (перепись 1935 года).

Общая численность населения Латвии сегодня, если верны оценки ЦСУ — 1,97 млн., что соответствует численности населения 1956 года, ну или 1899 года, в зависимости от ваших коммунистических или монархических предпочтений.

— А насколько точны сведения о численности населения?

Население Латвии

Как известно, оценки ЦСУ не совпали с данными переписи населения…

— Этому вопросу в нашем новом исследовании уделена целая глава, занимающая около 20% всего текста. Начинается она с цитаты из Марка Твена о трех видах лжи (просто ложь, наглая ложь и статистика), а кончается призывом верить статистике, во всяком случае, излагаемой автором.

Главная проблема в том, что люди, на долгое время отправляющиеся на заработки за рубеж (топ предпочтения 2016 года: Великобритания — 54 тыс., Ирландия — 18 тыс., Германия — 13 тыс. латвийцев в 2016 году), не всегда сообщают об этом латвийскому МВД.

После того, как проблема эмиграции была осознана, как латышская проблема, в Регистре жителей стали появляться данные, в том числе и ретроспективные, о тех проживающих за рубежом латвийцах, которые сообщили об этом, откуда и взялись приведенные выше цифры по странам. На 2016 год в Регистре числятся 144 тысячи таких лиц, причем с 2012 года их численность удвоилась, а с 2007 года возросла почти вчетверо.

А вот по данным МИД, обобщенным по отдельным консульствам, и представленных по запросу правительства, в 2014 году за границей проживало более 370 тысяч лиц с латвийскими паспортами.

По проведенной нами оценке числа детей, родившихся за границей в 2012 году (около 3,4 тысяч против 20 тысяч, родившихся в Латвии) в сопоставлении с приростом эмигрантов по данным Регистра, за границей может оказаться и более 600 тысяч латвийцев (1/3 всего реально оставшегося в таком случае в Латвии населения).

Если это действительно так (чему автор слабо верит), в ближайшее время бюджет ожидает существенное сокращение налоговых поступлений.

— Видимо, существенной причиной сокращения населения является и превышение смертности над рождаемостью?

— Да, из всех потерянных латвийцев 37% вымерли «на месте». Причем обе общины страны очень оперативно, с запозданием на год, реагируют на все экономические потрясения сокращением рождаемости, к примеру — на кризис 2008 года.

Превышение смертности над рождаемостью началось уже с 1991 года. Минимальный уровень рождаемости у латвийских нацменьшинств (6,51 на 1000 — в 2,5 раза меньше максимума 1986 года) был достигнут в 1997, у латышей (8,40 — вдвое меньше) — в 1998 году. Затем ситуация начала улучшаться, но до «оккупационных показателей» нам еще далеко.

При этом показатели нацменьшинств стали гораздо хуже, чем у титульной нации. В среднем за последние 25 лет уровень рождаемости у нелатышей на 1/4 ниже, чем у латышей. За 15 лет XXI века уровень смертности у нелатышей в среднем на 21%, а в последние 4 года — на 30% выше, чем у латышей. За весь этот период уровень естественной убыли нацменьшинств в среднем в 2,5 раза, а в XXI веке — в 3,5 раза выше, чем у латышей.

При этом естественные демографические показатели всех пяти основных этнических групп (русские, белорусы, украинцы, поляки и литовцы) существенно хуже, чем у населения стран их этнического происхождения, хотя в Латвийской ССР наблюдалась прямо противоположная картина.

На наш взгляд, никаких других доказательств наличия в Латвии дискриминации нацменьшинств не требуется, но у нас, конечно же, такие доказательства есть, и они будут явлены миру при публикации остальных разделов мониторинга.

Как считает  латвийский демограф, профессор Петерис Звидриньш,  через год население Латвии упадет ниже двух миллионов человек, а к 2023 году сократится до 1,8 млн. Тем не менее, он не считает приезд гастарбайтеров решением проблемы.
 

— За 20 лет население Латвии сократилось с 2,7 млн. человек в 1990 году до 2 млн. человек в 2010–м. Почти на треть. Если сокращение пойдет такими же темпами, то сколько жителей останется в Латвии через 20 лет? Демограф Илмарс Межс считает, что к 2060 году нас останется не более 1,2 млн. человек. Согласны?

— Нет, ни в коем случае! Мы, конечно, можем взять за основу темпы снижения населения, составить простенькую программку, которая учтет эту закономерность, на выходе получим плохие цифры и ужаснемся еще раз. Но так нельзя делать. Мы с 13 экспертами и программистами много занимались прогнозированием, и самая плохая цифра, которая у нас получалась, — это 1,8 млн. жителей к 2023 году. Мы думаем, что население Латвии будет уменьшаться в год примерно на 20 тысяч человек, то есть за 10 лет мы потеряем еще 200 тысяч жителей. Причем менее 2 млн. жителей совершенно точно у нас будет уже в марте 2015 года. Но есть и положительные прогнозы. В 2023 году мы сможем преодолеть то, от чего страдает латвийская демография, — достигнем нулевого прироста населения. То есть рождаемость превысит смертность. Сейчас этот показатель для нас отрицательный.

— Сегодня есть предпосылки для роста рождаемости?

— Уже два с половиной года у нас существует правительственная комиссия во главе с премьером, которая занимается вопросами демографии. Это уже что–то, ведь раньше эту проблему вообще никто не хотел замечать. Сейчас главная цель — достичь нулевого прироста населения. Такую цель за годы независимости Латвии вообще никогда не ставили, только во времена СССР. В советское время тоже в один период возникла тревожная ситуация, и правительство экстренно разработало программу роста рождаемости, которая неплохо реализовывалась. Только в советский период в Латвии коэффициент рождаемости достиг 2,15 (то есть женщина рожала статистически в среднем 2,15 ребенка, сейчас этот показатель на уровне 1,47. — Прим. авт). Максимум, чего мы можем достичь, — это показателя рождаемости на уровне 1,6. Больше либо очень сложно, либо невозможно.

— Было ли у вас ощущение, что еще пять лет назад тема демографии в Латвии вообще мало кого волновала?

— Да, было. У нас почему–то долго все считали, что демографию должны регулировать рыночная экономика и капитализм, поэтому так легко закрывали детские сады. Пару лет назад мы разослали в министерства анкеты об эмиграции, и многие ответили, что не видят проблем в том, что люди уезжают, мол, все у нас в порядке. Три года назад мы написали министрам о том, что ситуация в Латвии с демографией очень плохая, — ноль внимания. Потом вдруг кто–то зашевелился, спрашивают меня: а если мы начнем бороться с бесплодием? Я говорю: ну, конечно, я поддерживаю, но это очень мало, и это далеко не главная проблема для Латвии. Мне же есть с чем сравнить. Я работал еще во времена СССР, а тогда была очень активная демографическая политика, и это была часть государственного плана. Отвечал за демографию в то время заместитель председателя Совмина, который вызывал к себе министров и требовал отчета о том, как они выполняют утвержденный план. Тогда 43 министерства, включая радио и телевидение, единым фронтом занимались демографической программой Латвийской ССР, которая была рассчитана на период до 2000 года.

— А что включал тогда этот план?

— Много чего. Например, строительство в вузах семейных общежитий. Тогда примерно 15% студентов вузов имели детей и семьи. Сейчас, наверное, и 1% не наберется. Тогда мы добились работы женщины на полставки. И за короткое время нам удалось поднять коэффициент рождаемости с 1,7 до 2,15. Это был абсолютный максимум для Латвии за последние 150 лет. И то было именно в советское время.

Материнский капитал — хорошая идея

— Каковы сегодня основные угрозы для латвийской демографии?

— Однозначно это резкое снижение количества женщин, которые находятся в репродуктивном возрасте. Сейчас у нас около 208 тыс. женщин до 35 лет, которые теоретически способны рожать детей, к 2023 году их будет всего 162 тысячи. За 10 лет — минус 50 тысяч женщин. Это результат демографической ямы 90–х годов. И это мы еще не учитывали эмиграцию, которая через 10 лет уже не будет так сильно трепать нам нервы, как сейчас. Но все равно кто–то будет уезжать.

— Если бы вопросы демографии сейчас зависели от вас, то что бы вы сделали в первую очередь?

— В первую очередь я разработал бы долгосрочный план, потому что демография — это не то, что происходит сейчас, а то, что будет с нами через 10, 20 и 50 лет. Сейчас такого плана нет, поэтому все решения по демографии какие–то хаотичные. Мне, например, очень нравится то, что делают в России. Объявления Там введена система материнского капитала, когда после рождения второго ребенка семья получает хорошие деньги, которые можно потратить на покупку квартиры или отложить на образование. Это сразу же дало плоды — рождаемость в России увеличилась. У нас ведь тоже проблема с рождением именно второго ребенка, первого молодые семьи рожают, несмотря на размер пособий.

— Вы бы такое рекомендовали для Латвии?

— Это была бы отличная программа для Латвии, но сначала я бы спросил: сколько государство готово выделить для поддержки молодых семей?

— Сейчас это 1% от ВВП, в Европе этот показатель на уровне 2–3% от ВВП, а во Франции — 3,5%. Сколько нужно хотя бы для начала?

— Как минимум 2% от ВВП, потому что 1% — это невероятно мало, сложно за такие деньги что–то стимулировать. Поэтому надо определиться, о ком нам следует заботиться в первую очередь. Смотрите, в Германии 80 млн. жителей, и если они потеряют миллион, то это не будет так страшно, как если бы Латвия потеряла этот миллион. Да, нам надо думать о пенсионерах, но все–таки, на мой взгляд, особое внимание необходимо уделять новорожденным. Заботиться о их качестве.

— Что значит заботиться о качестве новорожденных?

— По статистике, только 55% детей рождаются полностью здоровыми. Мы закупаем специальные камеры для недоношенных детей, тратим на это средства, но ведь их можно было бы направить на что–то другое, если бы этой проблемы не существовало. Или взять бесплодие. Да, это проблема очень важна, но она не решает общую проблему демографии в Латвии. Конечно, я бы мог составить такой план, и туда обязательно были бы включены радио и телевидение.

— А как могут помочь радио и телевидение? Рассказывать о преимуществах семьи?

— Это вам кажется, что правильная пропаганда не дает никаких результатов, — дает! Включите сейчас радио и послушайте. Это же ужас.

Население Риги: численность, национальный состав. Уровень жизни в Риге

Какие–то глупые анекдоты и шутки. У нас нет передач общественного значения. Почему нет программы, посвященной проблемам семьи?

— Большинство молодых семей в ответ вам скажут, что основная проблема для них финансовые трудности, а не незнание каких–то психологических аспектов.

— Не только финансовые трудности. Опросы показывают, что желаемое количество детей выше фактического. Я уверен, что при активной демографической политике роста рождаемости можно добиться. Плюс что–то делать с эмиграцией, потому что за последние 10 лет мы потеряли рекордное число жителей.

Пусть заплатят за мозги

— Вы знали, что так случится?

— Я был абсолютно в этом уверен, поэтому очень скептически оценивал вступление Латвии в ЕС. Было же понятно изначально, что если есть свобода передвижения, то люди из бедных стран поедут в более богатые страны. Так на что надеялись те, кто это отрицал перед вступлением Латвии в ЕС? Сейчас, правда, в некоторых странах Европы есть недовольство по поводу большой плотности населения, и люди ищут страны попросторнее. В Латвии плотность населения очень низкая. Поэтому у нас есть шанс. Но поедут ли к нам те же самые голландцы? Не думаю.

— Вопрос — нужны ли нам иммигранты? Бывший премьер Домбровскис все 4 года, что был на своей посту, ни разу публично не сказал, что Латвии нужны иммигранты, а на прошлой неделе открыто об этом заявил.

— Да, я тоже заметил это и улыбнулся. Самое главное, что я вижу, — пока в Латвии на эту тему не желают говорить. Власть не желает говорить. И пока этого не будет, ни один политик, от которого зависит принятие конкретных решений об открытии границ, не готов будет что–то делать в этом направлении. Они прекрасно понимают, что общество не готово к иммигрантам, а следовательно, политики не будут даже заикаться о таких вопросах.

— Хорошо, давайте отбросим политику и посмотрим на то, нужны ли стране иммигранты, с точки зрения экономики.

— Далеко не все. Нужна выборочная иммиграция. Это значит, что мы должны провести аудит дефицитных специальностей и точечно искать таких специалистов по миру. Даже если мы не имеем таких списков, то хотя бы приглашать в Латвию людей как минимум с высшим образованием, которые могут быть полезны для страны не как рабочие руки, а как мозги. Но я уверен, что даже к такой выборочной иммиграции наше общество не готово.

— Знаете рецепт, как остановить эмиграцию?

— Я уже рассказывал, как государство относилось к этой проблеме. Еще пару лет назад оно ее не видело. Сейчас спохватились. Самое плохое, что эмиграция вырывает у нас людей среднего возраста. И еще хуже — вырывает людей высокого интеллектуального уровня. Вы знаете, к примеру, что подготовка доктора стоит для государства в среднем 100 тысяч долларов. Государство просто теряет эти деньги. И этот вопрос тоже надо поднимать.

— А что Латвия может сделать? Просить деньги за каждого уехавшего?

— Да, именно так. Возможно, не за тех, кто едет собирать клубнику, а за тех, кто едет продавать свои знания в другие страны, а знания эти получены в Латвии. Я поднимал этот вопрос, на что мне ответили, что такие вещи трудно регулировать, так как многие специалисты высокого уровня уезжают работать на частных предприятиях Европы. Уверен, что и это можно решить. Иначе не понимаю, зачем тогда нам ЕС, если мы только теряем, но ничего не приобретаем? Я помню, как нас убеждали перед вступлением в ЕС, что Латвия будет выравнивать свой уровень жизни. Прошло 10 лет, и что я вижу? Мы отстаем от средней Европы по уровню жизни. И разрыв за эти 10 лет только увеличился. Плюс Европа крадет наши лучшие мозги. Мой упрек правительству касается именно этого — при желании эту проблему можно было решить.

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от , проверенной 15 января 2018; проверки требуют .

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от , проверенной 15 января 2018; проверки требуют .

Население Латвии по оценке на 1 сентября 2018 года составляет 1 923 400 человек.

Oh no, there’s been an error

С момента получения независимости население страны непрерывно сокращается и стареет, как за счет естественной убыли, так и за счет эмиграции. Это тенденция со временем привела к существенному спаду в экономическом росте страны: после 2008 года Латвию покинули многие крупные банковские сети.

По состоянию на 1 июля2016 года численность населения Латвии составила 1 959 900 человек, на 1 июля2015 года —  1 977 900 человек.

По итогам переписи населения по состоянию на 1 марта2011 года в Латвии проживало 2 067 887 человек. По сравнению с предыдущей переписью, которая проводилась в 2000 году, численность населения страны уменьшилась на 13%. Фактически это означает, что по численности населения Латвия вернулась на уровень 1959 года. В то же время данная перепись неоднократно подвергалась критике за свою необъективность с возможностью участия в переписи в сети Интернет, а также с формулировкой «житель Латвии, более года живущий за рубежом». По некоторым другим оценкам реальное население страны составляет около 1,8 млн человек, то есть на уровне не 1959, а 1920 г.

По данным Центрального статистического управления на конец октября 2009 года удельный вес детского населения (от 0 до 14 лет) составляет 13,8% от всего населения республики.

На начало 2016 годалатыши составляют 61,78 % населения Латвии. 25,62 % насчитывают русские — крупнейшее национальное меньшинство Латвии; 3,35 % — белорусы; 2,27 % — украинцы; 2,11 % — поляки.

См. также: Русские в Латвии, Белорусы в Латвии, Украинцы в Латвии, Поляки в Латвии, Евреи в Латвии

В некоторых крупных латвийских городах (напр. Даугавпилс, Рига, Резекне) латышей проживает меньше, чем представителей иных национальностей вместе взятых — русских, украинцев, белорусов, поляков и др.

Национальный состав районов и городов республиканского подчинения Латвии по переписи населения 2000 годаНациональный состав районов и городов республиканского подчинения Латвии по оценке на 2009 годНациональный состав населения краёв и городов республиканского значения Латвии по оценке на 2010 год:Примечание: По краям (городам республиканского значения) данные приведены при процентной доле народов более 1,0 % от общей численности населения края (города)Latvias pagastu tautas etnieca sastava karta, pec 2011 gada tautas skaitīšanasНациональный состав населения краёв и городов республиканского значения Латвии по итогам переписи 2011 года:Национальный состав населения краёв и городов республиканского значения Латвии по оценке на 2015 год:

На 2015 год 12,2 % населения страны не имеют никакого гражданства и в связи с этим лишены прав граждан (в том числе избирать и быть избранными в представительные органы власти). Большинству постоянных жителей гражданство может быть предоставлено после уплаты пошлины, проверки знаний латышского языка, конституции и истории Латвии. Часть неграждан, отказывается от процедуры по идейным соображениям, в связи с тем, что являются сторонниками нулевого варианта гражданства. Новая редакция процедуры получения гражданства подразумевает торжественную клятву верности Латвии. Власти Латвии не считают неграждан субъектами Конвенции о защите прав национальных меньшинств. Существуют ограничения в социальных и экономических правах. Латвийский комитет по правам человека определил 80 различий между правами граждан и неграждан Латвии. Вопрос русскоязычных неграждан Латвии регулярно поднимается Россией.

Государственный язык Латвии — латышский. По данным переписи 2000 года, латышским языком (кроме тех, для которых он являются родным) владеет 49,8 %, русским (кроме тех, для которых он является родным) — 69,9 %.

Распределение населения в статистических регионах Латвии по преимущественно используемому в повседневной жизни (дома) языку согласно переписи 2011 года:

Население Латвии испокон веков было многонациональным. Так, согласно данным первой официальной переписи, проведённой здесь в 1897 году, латыши составляли 68,3 % от общей численности населения, насчитывавшего 1,93 млн; русские — 12,0 % (или порядка 230 тысяч человек), евреи — 7,4 %, балтийскиенемцы — 6,2 %, и поляки — 3,4 %. Остальные — литовцы, ливы, эстонцы, цыгане и представители иных национальностей.

5 традиционных национальных общин Латвии, сложившихся до Первой мировой войны: латыши (иногда выделяются латгальцы, никогда не учитывавшиеся в переписях), русские, поляки, евреи (малочисленны после холокоста, двух волн массовой репатриации в Израиль, а также эмиграции в США и Германию), немцы (малочисленны после вынужденной репатриации в Германию в 1939—1941 гг.). Доля русских росла во все времена и в конце XIX — начале XX век, и в советское время за счёт трудовой миграции из остальных союзных республик и рождаемости.

Сегодняшний национальный состав населения Латвии во многом является результатом интенсивной миграции в период СССР из других регионов в Латвию, что привело к сокращению доли латышей с 77 % (1 467 035) в 1935 до 52 % (1 387 757) в 1989. К 2015 г. удельный вес латышей составляет 62%.

Национальный состав населения Латвии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *