Города и Страны

Буйничское Поле Могилев

Геращенко Андрей Евгеньевич: другие произведения.

Буйничское поле

Журнал "Самиздат":

    Аннотация:
    Буйничское поле, обагрённое кровью козацко-крестьянских восстаний, защитников России от Наполеона, воинов первой мировой и Великой Отечественной войн — подлинный монумент общерусской воинской славы. Впервые опубликовано под названием "Поле… Буйничское поле" на портале "Фонд "Русское единство" 20 сентября 2011 года(http://rusedin.ru/2011/09/20/pole-bujnichskoe-pole/).

  Андрей Геращенко      БУЙНИЧСКОЕ ПОЛЕ      Современная Белоруссия славится своими военно-патриотическими мемориалами, львиная доля которых приходится на период Великой Отечественной войны 1941-1945 годов, но немалое внимание уделяется также периоду Речи Посполитой и Великого княжества Литовского, отечественной войне 1812 года и в последнее время — событиям первой мировой войны. Несмотря на все попытки белорусских националистов объявить многие из этих монументов и событий принадлежащими исключительно к "истории соседней страны и соседнего народа" (имеется в виду Россия) подавляющее большинство белорусов воспринимают все эти мемориалы и памятники, как часть своего наследия, не отделяя его от общерусской истории.   Любопытно и то, что Белоруссия — единственная из бывших республик СССР (даже в сравнении с Россией) за постсоветский период развития преумножившая советское монументальное наследие о Великой Отечественной войне и, более того — построившая большое количество памятных мемориалов в период правления А.Г.Лукашенко. Белорусского Президента как только за это не критиковали — и пытается приватизировать победу над Германией, и выстраивает новую идеологию с опорой на период войны с фашизмом, и подвержен гигантомании… Я тут выскажу своё личное мнение — когда я посещаю все эти новые военные мемориалы, всегда испытываю определённые чувства гордости и удовлетворения — память о самой тяжёлой войне в нашей общерусской истории несмотря на все происки потомков и идейных последователей бывших местных коллаборантов и их покровителей из-за рубежа в Белоруссии почитается на государственном уровне в качестве системообразующей ценности ментальности белорусского народа. Конечно, не все это принимают, не всем это по душе. Но как это всё контрастирует на фоне уничтожения памятника героям войны в Грузии, маршам бандеровцев и нацистов на Украине и в Прибалтике, переименованиям улиц героям войны в Средней Азии! И тут, нравится это кому-то или нет, но необходимо признать — главную и ведущую роль в поддержке и укреплении памяти о последней мировой войне принадлежит именно нынешнему белорусскому президенту Александру Лукашенко. Какой могла бы быть альтернатива, можно судить хотя бы по опусам бывшего главы Белоруссии Мечислава Гриба, который руководил республикой в период между правлением подписавшего Беловежские соглашения Станиславом Шушкевичем и Александром Лукашенко. Гриб, вспоминая военное время, довольно негативно отзывается о партизанах, которые "обирали население", а вот немцев даже хвалит, вспоминая, что они разрешали его отцу выращивать свиней и забирали себе не всё, а только одного из выращенных кабанов. Безусловно, и в современной белорусской трактовке событий Великой Отечественной войны меня не всё устраивает (об этом ниже), но очевиден тот факт, что на постсоветском пространстве лишь Белоруссия наряду с Россией считает себя правопреемницей победы СССР над фашистской Германией и делает всё, чтобы сохранить память об этой победе.   Одним из мемориалов, посвящённых истории Великой отечественной войны, открытых уже при А.Лукашенко как раз в День 50-летия Победы 9 мая 1995 года, стал Мемориальный комплекс на Буйничском поле на окраине белорусского Могилёва.   И сам Могилёв, и Буйничское поле имеют самое непосредственное отношение к общерусской истории. Здесь в 1595 году состоялось знаменитое сражение казацко-крестьянской армии Северина Наливайко с 18-тысячными карательными польско-литовскими войсками, здесь уже в 1812 году русские войска противостояли французам, в годы первой мировой войны здесь располагалась ставка последнего российского императора Николая Второго, а летом 1941 года развернулись полные драматизма оборонительные бои за Могилёв. Сама же Могилёвская область знаменита также событиями Северной войны, когда войска Петра Великого сражались со шведской армией в битве при Лесной, где установлен камень со скульптурой орла в память о погибших русских воинах.   Мемориал на Буйничском поле занимает больше 20 гектаров земли. В центре расположена 27-метровая часовня, являющаяся символом величия русского воинского духа. Вокруг часовни расставлена советская и немецкая военная техника времён Великой Отечественной войны (танки, дивизионные пушки, артиллерийские орудия и зенитная установка).   Стены часовни украшены фресками, в нишах укреплены мраморные мемориальные доски с именами защитников Могилева, а в центре колеблется маятник Фуко, символизирующий вечность жизни и движения в память обо всех, кто погиб на этом поле в 1941-м.   Часовню венчает православный крест старогреческого образца. В ансамбль мемориала входит рукотворное "Озеро Слёз" — символ горя матерей, потерявших своих сыновей в годы войны. От часовни расходятся четыре аллеи. Одна из них названа именем Константина Симонова. Аллею пересекает противотанковый ров, а на выходе её венчает огромный валун, на котором написано: "Константин Симонов". На валуне укреплена и мемориальная доска с надписью: "…Всю жизнь он помнил это поле боя 1941 года и завещал развеять здесь свой прах". Мемориальный знак-валун весом в 15 тонн был установлен в 1980 году вскоре после смерти писателя.   Построенный мемориал активно используется для военно-патриотического воспитания молодёжи — на его базе проводят всевозможные уроки мужества, вахты памяти, встречи с ветеранами войны, осуществляют приём в пионеры и белорусский республиканский союз молодёжи (отдалённый аналог советского комсомола), но, что представляется мне особенно важным — сюда всё время стремится молодёжь и сама по себе, а не только в рамках проводимых акций, которые, чего греха таить, порой бывают достаточно формальными. Я имею в виду стихийно возникшую в Могилёве традицию всех молодожёнов обязательно приезжать на Буйничское поле в день свадьбы и посещать православную часовню с маятником Фуко.   Благодаря этой самопровозглашённой традиции молодёжь города, гости свадеб из Могилёва и других городов всё время посещают мемориал, возлагают цветы, а это означает, что горожане признали его в качестве своего духовного и нравственного ориентира. К слову, в Могилёве, как и во многих других белорусских городах, круглых год, а не только ко дню победы, на городских зданиях висят лозунги и растяжки, напоминающие о Великой отечественной войне.   Имя Симонова неразрывно связано с Буйничским полем, с героической обороной Могилёва. Знаменитый военный корреспондент именно здесь стал свидетелем героической обороны, когда впервые за всё время Великой Отечественной войны удалось на длительный срок задержать продвижение фашистских армий. С 24 июня по 3 июля в Могилёве находился штаб Западного фронта. За неделю вокруг города были созданы две линии оборонительных рубежей. В самом Могилёве сооружались баррикады, оборудовались пулемётные гнёзда. 23 дня офицеры и солдаты 388-го стрелкового полка 172-й дивизии, милиционеры, курсанты школы НКВД и 12 тысяч могилёвских ополченцев вели тяжелейшие оборонительные бои на подступах к Могилёву против ещё совсем свежих и вооружённых до зубов фашистов. Вперёд рвались танковые колонны Гудериана. Бои носили ожесточённый характер — часто позиции по нескольку раз переходили из рук в руки, возникали рукопашные схватки. 5 июля командир артдивизиона капитан Хигрин, заменив раненого наводчика, лично уничтожил 6 вражеских танков, продвижение войск противника на этом участке было задержано на сутки.   Симонов стал свидетелем того, как в один из дней бойцы 388-го полка полковника Кутепова вели многочасовую оборону на пределе физических возможностей человека и за четырнадцать часов уничтожили 39 фашистских танков из 70, которые железной смертоносной лавиной стремились прорваться через Буйничское поле. Не подбили, а именно уничтожили — сгоревшая фашистская техника не подлежала восстановлению. Немцы обошли Могилёв и пошли вперёд к Москве. Уже пал Смоленск, а советские войска и жители Могилёва всё ещё держали оборону. Поражённый увиденным, мысленно слившийся в одно целое с погибающими защитниками Могилёва, наконец увидевший в грамотных и уверенных действиях полковника Кутепова надежду на проблеск будущей победы Константин Симонов рассказал всей стране об увиденном им в очерке "Горячий день", который вышел в газете "Известия". Автором фотографий, сопровождавших репортаж, был фотограф Трошкин, который не дожил до победы. Уже 20 июля "Известия" вышли с сенсационным репортажем — панорамой десятков подбитых вражеских танков, которая наглядно демонстрировала, что неуязвимость гитлеровских войск — миф. У стендов с "Известиями" в те дни по всей стране собирались огромные толпы читателей, люди ликовали, это было лучше любой агитации. Уже потом, после войны, Симонов не раз возвращался к этим событиям — полковник Кутепов стал прообразом генерала Серпилина в романе "Живые и мёртвые". Нашли они отражение и в его дневнике "Разные дни войны". Всю жизнь помнил Симонов те дни, проведенные под Могилевом. В своих работах он вспоминал Могилев наряду с Москвой, Ленинградом, Одессой, Севастополем, Сталинградом: "Я не был солдатом, был всего только корреспондентом, однако у меня есть кусочек земли, который мне век не забыть, — поле под Могилевом, где я впервые в июле 1941 года видел, как наши в течение одного дня подбили и сожгли 39 немецких танков…".   К сожалению, используя свой перевес в живой силе и технике, фашисты 24 июля прорвались на окраины Могилева, завязались упорные уличные бои. Защитники города отклонили ультиматум гитлеровцев о капитуляции. Но фашисты прорвали оборону южнее Могилёва и взяли город в кольцо. Было решено с боями выходить из окружения. Защитники не сдались и в ночь на 26 июля после внезапной мощной артподготовки 388-й стрелковый полк с приданными частями и подразделениями прорвался из Могилева на запад, воины 747-го, 394-го и сводного полков форсировали Днепр, с боями двинулись на восток и за рекой Сож соединились с частями 13-ой армии. По признанию советского командования оборона Могилева имела огромное значение для последующего хода войны.

Буйничское поле: история, мемориал

Здесь было задержано наступление группы армий "Центр" на главном московском направлении и получен бесценный опыт, использованный позже при обороне Сталинграда. Сразу после войны Могилёв так и называли — "Отец Сталинграда". Многими, в том числе и Симоновым, были предприняты попытки присвоить Мтогилёву звание города-героя наряду с Брестской крепостью, но вмешалась в дело политика и звание города-героя присвоили Минску, как столице Белоруссии, хотя сам Минск ничем особенно примечательным в 1941 году не отличился, что, конечно же, не умаляет мужества его защитников и подпольщиков. Могилёв в итоге остался без звания города-героя — для него высокой награды не хватило.   После своей смерти Симонов завещал развеять свой прах над Буйничским полем. Умер писатель 28 августа 1979 года. Изначально его хотели похоронить на Новодевичьем кладбище в Москве, но воля покойного была всё же исполнена.   С этим связана почти детективная история, но о ней чуть позже. Сооружение мемориала на историческом Буйничском поле, помнящем немало сражений, развеянный прах Симонова и героическая оборона Могилёва в 1941 году создали своеобразное историческое наследие, пропитанное духом патриотизма, мужества, возвышенной поэзии и романтизма. Так практически стихийно в городе с 1980 года и начали проводится "Симоновские чтения", возрождённые уже в постсоветской Белоруссии, которые обычно приурочиваются к дню рождения фронтового корреспондента — 28 ноября 1915 года, хотя и не всегда точно совпадают с этой датой.   Мне довелось побывать на них дважды — в 2008 и 2010 годах. Надеюсь, что удастся приехать и в нынешнем году. В Могилёв съезжаются гости из России, белорусские писатели, журналисты, библиотекари, родственники Константина Симонова, руководители организаций российских соотечественников Белоруссии, представители российского посольства и росзарубежсотрудничества.   Постоянными участниками "чтений" стали генерал-майор Анатолий Сульянов, написавший книгу об обороне Могилёва, гродненский поэт Пётр Семинский, который традиционно развлекает гостей и участников остроумными буриме, могилёвский писатель Александр Казеко, председатель координационного совета российских соотечественников в белоруссии Иван Корда, директор представительства "Росзарубежсотрудничества" в Белоруссии Александр Ломакин и многие другие. Власти города и области и российское посольство относятся к проведению данного мероприятия со вниманием и оказывают всяческую поддержку. Но, думаю, что выражу мнение очень многих — нынешние современные "Симоновские чтения" во многом обязаны уровню своего проведения энтузиасту-общественнику, председателю Могилёвского культурно-просветительского "Русского общества" Людмиле Володько.   Благодаря её неуёмному таланту и энергии в мероприятие вовлечено множество людей. Помимо Буйничского поля участники и гости чтений обычно посещают мемориальный комплекс "Землянка", памятники на месте Луполовского концлагеря на проспекте Шмидта и уникальную улицу героев Советского Союза — вдоль этой улицы размещены стенды с биографиями и фотографиями всех героев Советского Союза — погибших на Могилёвщине или же местных уроженцев.   Вот что говорит сама Людмила Володько о значении данного мероприятия: "Имя русского писателя является знаковым для областного центра. Ведь Симонов не только рассказал о подвиге красноармейцев. Он еще всю жизнь считал, что город недостаточно отмечен за свой подвиг в годы войны. И до самой смерти боролся за присвоение Могилеву звания города-героя. Ему этого сделать так и не удалось. Но в любом случае сделанное (как и не сделанное) Константином Михайловичем заслуживает уважения". А вот что сказал сын писателя Алексей Симонов, который пусть и не ежегодно, но достаточно часто приезжает в Могилёв: "О том, насколько важным для отца был этот город, говорит последнее желание: чтобы прах его был развеян над Буйничским полем: там, где он побывал в 1941-м. Причем отец не хотел, чтобы память о нем была увековечена каким-то монументом на этом поле. Ему было достаточно внутреннего ощущения, что его прах уйдет в дорогую для него землю… Работая над романом "Живые и мертвые", он очень точно описал это поле, в память врезалась каждая деталь. Когда отец умер, никто не поинтересовался, что он завещал. Писатель входил в партийную номенклатуру — значит, ему по рангу было положено быть похороненным на Новодевичьем кладбище. Между тем все мы знали о его последней воле — развеять прах над Буйничским полем. Но понимали, что нам могут помешать, если попытаемся сделать это публично. Поэтому, никого не поставив в известность, мы (его родные, супруга и друзья — А.Г.) 2 сентября 1979 года отправились на машинах в поисках этого поля. Помог Николай Тихонов — могилевский военком, сопровождавший отца в поездках по Могилевщине. На место мы приехали уже вечером. Небо на западе, за железной дорогой, полыхало багровым закатом, будто там еще стояло зарево войны. Над нами же оно было абсолютно чистое. Из багажника мы достали урну, и я начал рассыпать прах. Ощущение, надо сказать, испытывал странное: вряд ли сумею выразить его словами. Тихонов позвонил в обком КПБ и рассказал о происшедшем. В этом он сам признался позже, что не помешало нашей дружбе. Меня и Ларису Алексеевну (жену Симонова — А.Г.) вызвали на беседу к Михаилу Васильевичу Зимянину, отвечавшему тогда за идеологию.

Факт уже не оспаривался. Нас только спросили, почему мы так поступили. Ответили, что, исходя из завещания. Зимянин поинтересовался, какие у нас есть просьбы. Их было немного — увековечить память отца на мемориальной доске и назвать его именем улицу. В течение года никто не мог напечатать информацию о том, где и каким образом развеян прах писателя. Люди спрашивали, где на Новодевичьем кладбище можно найти могилу Симонова. Когда слышали, что ее там нет, удивлялись: мол, в некрологе ведь было написано о похоронах на Новодевичьем. Так родилась легенда, будто прах отца развеян над Буйничским полем, а сердце его похоронено на Новодевичьем кладбище".   Могилёв я всегда тепло вспоминаю, тем более, что сам я родился в Могилёвской области. Но есть и небольшая горчинка — при всём размахе могилёвских мероприятий и их международном уровне они мало отмечены в информационном пространстве Белоруссии. И это далеко не единственный подобный случай. К сожалению, упоминания о "Симоновских чтениях" часто даются в лучшем случае одной строкой или абзацем в центральной прессе либо кратким сюжетом на телевидении. А между тем вполне можно было бы снять полномасштабный документальный фильм, передачу, взять многочисленные интервью. Не хватает эфирного времени или газетных площадей? Вряд ли — место второстепенным и ничем не примечательным событиям всегда находится. Не знают о мероприятиях? Тоже в это не верится. Скорее дело в другом — есть силы, которые не прочь использовать память о Великой отечественной войне, как сугубо национальную, суверенную ценность. Мне часто в последние годы приходиться слышать, что во время Великой Отечественной войны именно белорусы проявили свои лучшие качества — героизм, любовь к родине, самопожертвование. Всё это так, только белорусы ведь были частью советского народа, и Великая Победа не может быть растащена по национальным квартирам. Она — наше общее историческое наследие! Буйничское поле, обагрённое кровью козацко-крестьянских восстаний, защитников России от Наполеона, воинов первой мировой и Великой Отечественной войн — подлинный монумент общерусской воинской славы. Может именно поэтому излишне ретивые поборники "белорусского суверенитета" не спешат уделять ему внимание — как это не парадоксально, но Буйничское поле — один из наименее известных мемориальных комплексов общебелорусского значения.      27-28 августа 2011 года

Связаться с программистом сайта.

Сайт — "Художники" .. || .. Доска об’явлений "Книги"

В самом конце августа я на день съездил в Могилёв. Главным образом для того, чтобы посмотреть тамошние интересности, которые не удалось увидеть в первую поездку в этот город зимой 2011 года. Тогда осмотр города ограничился лишь его центральной частью. В этот раз погодка выдалась неважная, что сказалось на качестве фотографий. Однако посмотреть удалось почти всё, что хотел. Результаты посещения Могилёва решил оформить в виде нескольких небольших постов.

Первым запланированным объектом путешествия был мемориал «Буйничское поле» возле Могилёва, поэтому из Витебска я без пересадок доехал сразу до станции Буйничи (150 км). Это оказалось возможным благодаря дизелю Витебск—Быхов. Этот дизель-поезд следует до Могилёва как экспресс с минимумом остановок и временем в пути меньше, чем у поездов дальнего следования, а затем до Быхова уже идёт со всеми остановками. Стоимость билетов как у обычного пригородного поезда, простите, поезда региональных линий эконом-класса: 9 с чем-то тысяч рублей (35 росс. рублей).

1а. Прибыл на станцию Буйничи, погода была пасмурной. Вокзал сталинского периода.

2. Интерьер здания вокзала. Сделан хороший ремонт с сохранением некоторых оригинальных деталей.

3. Задний фасад вокзала.

4. Задний фасад вокзала выходит не на улицу или дорогу, а на сельские усадьбы станционного посёлка. По тропинкам бегали петухи, кудахтали куры. Пришлось у местных жителей спрашивать дорогу на выход из этого пасторального уголка.

5. Вырвавшись из станционной деревеньки, пройдя через гаражный комплекс и небольшой многоэтажный район, я оказался на аллее к мемориальному комплексу «Буйничское поле».

Здесь, в окрестностях деревни Буйничи, в июле 1941 года проходили ожесточённые оборонительные бои с немецкими войсками. На этом направлении советские войска защищали Могилёв около двух недель. Только 12 июля 1941 года на Буйничском поле наши части остановили немецкую атаку из 70 танков, 39 из них были подбиты или сожжены во время 14-часового боя. Среди защитников Могилёва выделяется 172-я стрелковая дивизия и входивший в неё 388-й стрелковый полк под командованием С. Ф. Кутепова. Почти все они, в основном уроженцы Тульской и Московской губерний, погибли обороняя Могилёв.

Достопримечательности Могилёва: Буйничское поле

Не просто так в центре Могилёва теперь созданы Тульский и Московский дворики.

6. Каждое дерево на аллее посажено в честь оборонявшей Могилёв воинской части. Кроме регулярных частей отражали атаки немцев и войска народного ополчения.

7. Мемориал на Буйничском поле создан в 1995 году и открыт в день 50-летия Победы. Его центральным объектом является 27-метровая часовня из красного кирпича. Внутри часовни подвешен маятник Фуко, однако, увидеть мне его не удалось — часовня была закрыта.

9. По сторонам от часовни разместилась небольшая экспозиция военной техники. Вот с юго-запада на Могилёв «прёт» немецкий PzKpfw III Ausf G. Наверное, именно такие здесь горели в июле 1941 года, ведь эту модификацию строили в 1940—41 гг.

10. С другой стороны часовни в шеренгу поставлена советская техника Великой Отечественной и послевоенного периода. На первом плане тяжёлый танк ИС-2, который, конечно, не мог участвовать в боях 41-го — машина образца 1944 года. На таких въезжали в Берлин в 1945-ом.

11. Озеро слёз.

12. Вход в мемориал украшают арочные ворота с барельефными досками.

13. Одна из досок.

14. С правой стороны от входа в мемориал установлен Симоновский камень. Он был уложен в честь известного советского писателя и поэта Константина Симонова. Симонов, как военный корреспондент, участвовал в обороне Могилёва, которую затем описал в своих книгах. Всю жизнь он помнил бои на Буйничском поле и завещал развеять свой прах здесь после смерти, что и было исполнено в 1979 году. На следующий год на поле установили этот камень с надписью.

Бои в июле 1941-го года были не единственными на этом поле. Ещё в 1595 году казацко-крестьянское войско Северина Наливайко билось здесь с польско-литовским шляхетским войском. Уже тогда поле называлось Буйницким. А  двести лет назад, в нескольких километрах отсюда, состоялось одно из сражений Отечественной войны 1812 года, известное как Бой под Салтановкой.

До следующей цели моего путешествия, Могилёвского зоосада, было всего ничего — нужно было лишь перейти дорогу по подземному переходу. Об этом в другой раз.

comments powered by HyperComments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *