Города и Страны

Ансамбль в Коровниках Ярославль

Район Коровники в Ярославле у местных жителей не в почете. Почти все, у кого мы не спрашивали дорогу до этих мест, искренне удивлялись, на кой они нам сдались.

Незабытые страницы Ярославля

Даже словоохотливый таксист-краевед, коего мы окрестили так за его подробные экскурсы в историю древнего города, в красках описывающий один за другим памятник, не понял наших порывов взглянуть на древние святыни.

Но не только старообрядческим церквям обязаны мы своим желанием здесь оказаться. Как будто нечто неведомое манило нас сюда с огромной силой. А заманив, с той же силой вынудило нас поскорее отсюда убраться.

Несостоявшийся город-сад

Попадая в бывшую слободу, ныне небольшой район, расположенный в трех остановках от центра Ярославля, кажется, что занесло на самую окраину города, а то и вовсе в небольшой поселок. Кривые улочки, утопающие в жиже цвета кофе. Покосившиеся деревянные домишки, редко перемежающиеся с недостроенными коттеджами. Изредка попадаются люди с какими-то растерянными хмурыми лицами.

У крохотных магазинчиков, а-ля Сельпо кучкуется местная гопота — парни в «куртках-парашютах» и вязаных шапочках, девахи с волосами цвета подгнившей соломы и темным рядом на макушках, в лоснящихся «дутиках» в сочетании с высокими сапогами. Глаза у них пустые, пугающие.

В 2007 году местные журналисты прочили, что в этом месте вскоре будет город-сад. Всего-то, мол, дел — газ провести, и через два года за земли под элитное строительство здесь развернется настоящая война, уверяли «акулы пера». 2009-ый уже заканчивается, а до Рублевки пока далеко. Толи трубы с голубым топливом так и не подвели, то ли близость СИЗО местных олигархов пугает.

Свернув с Мельничной на Златоустинскую (улицы почему-то не были здесь переименованы с приходом советской власти) наблюдаем огромное общежитие из красного кирпича, революционной постройки. Или не общежитие даже, а нечто, как выразился ранее наш таксист, где живут (или существуют?) «люди третьего сорта». На окнах сушится потрепанное белье. Оттуда веет какой-то безысходностью. Чуть дальше, напротив, некое подобие детского сада, с верандами «убитыми» временем и гопотой. За ним открывается вид на легендарный храмовый ансамбль.

Заброшенные церкви

Первой перед нами предстает Церковь Иоанна Златоуста, строительство которой по заказу зажиточных посадских людей Ивана и Фёдора Неждановских старообрядцы начали в 1649 году.

Величавый пятиглавый храм из красного кирпича с шатровыми приделами опоясан галереями с трех сторон, к которым ведут высокие крылечки. Кладочное узорочье наличников, арок и карнизов, кажется, можно разглядывать бесконечно. Сколотые цветные изразцы с изображением причудливых животных и цветов также надолго приковывают внимание. Особенно сильное впечатление остается от центральной апсиды, полностью обрамленной табличками с наливной керамикой.

Рядом чинно стоит более скромная зимняя Церковь Владимирской божьей матери. Ее возвели в 1669 году. Еще сто лет назад она была действующей и встречала прихожан в белоснежном наряде. Сегодня белила стерлись, но она, кажется, стала от этого еще прекраснее. Но, впрочем, вскоре она вновь предстанет перед путешественниками в парадном одеянии. Частично старообрядческая обитель спрятана за строительными лесами, за которыми то и дело раздаются стуки молотков.

Между двумя храмами гордо возвышается 37-метровая колокольня — та самая легендарная «Ярославская свеча», изображенная на 1000-рублевой купюре. Многоярусная башня считается одной из самых стройных в стране. Колокольню построили позже, в 80-х годах 17-го века.

Все это великолепие укрыто за невысокой оградой, перетекающей в «Святые ворота» с высокой аркой, по центру которой возвышается изящная башенка с маковкой и крестом. Вот только ворота эти пока закрыты наглухо. Как бы ни хотелось нам попасть во внутренний двор, сделать нам этого не удалось.

Капище на Волге

Стоит отвлечься от шедевров старообрядческой архитектуры и обратить свой взор на берег Волги, как душу пронизывает ощущение какой-то смутной тревоги. Что-то жуткое, пугающее охватывает нас. По правую сторону от лестницы, сквозь плиты которой прорастает пожухлая трава, в зарослях скрываются какие-то странные развалины, окружающие перекошенные детские качели.

Для кого их здесь установили? Едва ли на всю слободу наберется столько детей, сколько здесь качелей, а ведь неподалеку еще и садик. Чем служили раньше эти обрушившиеся кирпичные арки и столбы? Для чего к некоторым из них приставлены металлические лестницы? Странно, но ответов на эти вопросы мы не нашли и по возвращении.

И это не единственное здесь, что пугает своей необъяснимостью. Стоит посмотреть налево — глаз задержится на березах без крон. Кто-то изувечил русские красавицы, нещадно обрубив все-все ветки. Что интересно, голые стволы, устрашающе вписываются в ровный, будто заколдованный круг. Похоже на некий ритуал — ведь надо постараться, чтобы начисто срезать все ветки даже на большой высоте. Рядом с омертвевшей рощей пруд — вода в нем темная, мутная, гипнотизирующая.

Весь берег захламлен до безобразия: бутылки из-под дешевой выпивки, куски поролона, рваное тряпье и шприцы. Они здесь повсюду. Их столько, будто только вчера здесь прошла вакцинация от свиного гриппа. По ощущениям привили здесь все население города. Тут же валяется изувеченный манекен без головы. Что-то вроде местного пугала? Может здесь какое-нибудь сатанистское капище? Предположили, что сюда просто свозят мусор все кому не лень. Посмотрели вновь. Уж очень специфичны здесь отходы, на бытовые совсем не похожи. Картина видится еще более зловещей оттого, что и без того пасмурное небо заполонили тучи черного воронья.

Уже было собрались обратно, свернув на ухабистую, тонущую в лужах дорогу. Путь преградил развороченный УАЗик. В кабине сидели трое. С угрюмыми лицами и стеклянными глазами. Они, уставившись, сверлили нас своим взглядом, а стоило машине приблизиться к нам вплотную, один из них улыбнулся, сверкнув золотыми зубами.

Улыбнулся так, что представилось, едет эта троица сюда не иначе, как затем, чтоб сбросить в местный пруд пару трупиков. Еще на мгновение показалось, что мы можем стать следующими. От греха подальше обогнули дорогу по полю и почти бегом вернулись к церквям.

Мартини, припасенное для пикничка в «солнечных» Коровниках осталось нетронутым.

  • Марина Ярдаева
  • 13 ноября 2009 г. 1:31

На берегу Волги, недалеко от ее впадения в Которосль, расположена Коровницкая слобода. Здесь находится один из красивейших храмовых ансамблей Ярославля. Он возведен на месте деревянной церкви в древней Коровницкой слободе.

Храмовый комплекс состоит из церкви Иоанна Златоуста, церкви Владимирской иконы Божьей Матери, колокольни, невысокой ограды со Святыми воротами.

Строительство его продолжалось несколько десятков лет, и в результате творчества зодчих нескольких поколений получился уникальный и необыкновенно гармоничный ансамбль. Не одно поколение местных каменщиков и керамистов обогащало и улучшало наружную отделку каменных храмов. Постепенно фасады украсились многоцветными изразцами…

Первой построили летнюю церковь Иоанна Златоуста. Строился он 5 лет, с 1649 по 1654 годы по заказу богатых посадских людей Федора и Ивана Неждановских. Сам по себе храм является выдающимся памятником древнерусского зодчества, и его архитектуре посвящена отдельная статья.

Здесь церковь Иоанна Златоуста в Коровниках…

Церковь Владимирской иконы Божией Матери

Вторым в этом ансамбле для зимних служб в 1669 году был построен храм Владимирской иконы Божией Матери. Чтобы не нарушать гармонии ансамбля, формы и размеры этой церкви были скопированы с церкви Иоанна Златоуста в Ярославле. Получилась симметричная композиция, но такой большой храм отапливать было непросто. Поэтому были вынуждены разделить церковь на два этажа: в нижнем проводились службы, верхний  использовался как чердачное помещение. С запада к церкви пристроили традиционную при теплых церквах трапезную.

Силуэт Владимирского храма отчасти повторяет церковь Иоанна Златоуста, но он лишен приделов и галерей, да и фасад его декорирован  более скромно.

Создание этого храма положило начало формированию ансамбля, и в богатом, многогранном силуэте ансамбля церкви Владимирской богоматери принадлежит далеко не последняя роль.

Ярославская свеча

В 1680-е гг. была сооружена шатровая колокольня. Она изначально была задумана стоящей отдельно, и, расположенная на равном расстоянии от обоих храмов, связала их воедино. Пожалуй, немного в России колоколен, которые имеют собственное имя. Эта колокольня за свою высоту и стройность прозвана «ярославской свечой». Колокольня признана одной из самых стройных в России. Высота ее 37 метров. «Ярославская свеча» стала композиционным центром комплекса.

Глухой высокий восьмигранный столп, словно вырастающий из земли, служит опорой для богато декорированного шатра с ажурным ярусом звонов. Гладкие, почти лишенные украшений стены восьмерика контрастируют с богато декорированным верхом. От арок звона восьмерик отделен широким поясом из узорчатого кирпича с разноцветными изразцами.

Высокие, богато профилированные арки украшены причудливыми кирпичными полуколонками и завершаются группами из трех кокошников. А над ними взметнулся ввысь стройный шатер с тремя рядами окошек-слухов, украшенных нарядными наличниками.

Некогда на колокольне висели колокола, отлитые в Сибири на заводе Демидова. Пять колоколов, самый большой из которых весил двести пудов, были "сделаны собственным иждивением" купцов Неждановских.

Завершение ансамбля

На рубеже XVII – XVIII вв. на одной оси с колокольней были построены Святые ворота. Они слали еще одним связующим звеном храмового ансамбля в Коровниках. Ворота оформлены в стиле «нарышкинского барокко», четверик с высоким арочным проездом увенчан двумя ярусами восьмериков с главкой. Ворота украшены типичным резным кирпичным декором и изразцами.

Подчеркнуто приниженная ограда со стороны Волги еще больше усиливает впечатление грандиозности обоих храмов и колокольни.

Факты истории

11 июля 1658 года в Ярославле случился «великий» пожар. Выгорел почти весь город, в том числе и Спасский монастырь, в котором находились мощи ярославских святых князей Федора, Давида и Константина. Чтобы спасти мощи от пожара, их перенесли в церковь Иоанна Златоуста в Коровниках, и какое-то время они находились в храме.

Храм Иоанна Златоуста был расписан намного позднее, в 1730-х годах, артелью ярославских мастеров под руководством знаменитого в то время знаменщика (мастера-иконописца особо высокой квалификации) Алексея Иванова Соплякова.

Храмовый комплекс дошел до нас в относительно хорошей сохранности, которой он в большой мере обязан своей удаленностью от центра города. Он был не на глазах любителей перестроек в стиле церковного благолепия, и о нем забыли.

Интересно цветовое оформление фасадов храма Иоанна Златоуста в Ярославле, которое донесли до нас фотографии начала XX века. Стены были побелены, а наличники, архивольты арок, колонки крыльца, столпы и карнизы, выполненные в кирпиче, ярко выделялись своим красным цветом на белом фоне стены. Этот цветовой контраст повышал декоративность внешнего вида постройки.

Церковь Иоанна Златоуста в Коровниках была закрыта в 1935 году, в ней находился склад. В 1992 году ее передали Русской Старообрядческой Церкви.

Из Исторического очерка-путеводителя "Ярославль в его прошлом и настоящем"

Этот коллективный труд был издан в 1913 году Ярославской экскурсионной комиссией.

Колокольня считается, особенно по шатру, одною из самых стройных шатровых колоколен в России; высота ее 18 саженей.

Некоторые из повешенных на ней колоколов отлиты в Сибири на заводе Демидова; на одном из колоколов латинская надпись: Anchusae amor me fecit. Splinter me fecit. Labor omnia vincit. Так как земля, занятая ныне арестантскими ротами и находящаяся против них до самой Волги, принадлежала Демидовым (представитель этого рода, Павел Григорьевич, — основатель ярославского лицея), то можно было бы думать, что эти колокола составляют Демидовский вклад Златоустовской церкви, однако архиепископ Самуил указывает, что колокола — жертва храмоздателя.

Святые ворота — беседко-башенного пошиба. Как создался этот пошиб и откуда идет, еще не выяснено, но в Ярославской губернии он был распространен. Собственно говоря, в смысле дальнейшего развития и совершенствования их пошиб малообещающ; разработать его в нечто самобытно-своеобразное и выдающееся едва ли удастся — для этого в нем не имеется никаких начал и исходов.

Церковь Владимирской иконы Божией Матери

Заложенный в пошибе замысел настолько беден, неплодотворен и, для ворот церковной ограды, беспочвен и не основан, что поделать с ним что-нибудь трудно. Он весь вылился в данную форму, на которой и закончился. Поэтому видеть подобные Святые ворота при ярославских храмах, своими формами властно беспокоящих творчество и окрыляющих фантазию, по моему мнению, странно и малопонятно.

Как холодный храм, так и колокольня намеренно были отштукатурены только местами, что в сочетании с цветными изразцами давало недурной, хотя и своеобразный цветной подбор.

В 1887 году перед Археологическим съездом староста «исправил» этот «недочет» и не только отштукатурил церковь, но побелил и колокольню, разделав ее шатер синими разводами.

В переписных книгах начала XVIII века Златоустовский храм назывался соборным, а жители Коровников зовут его собором до сих пор.

Внутри храма, кроме икон и стенописей, достойны внимания хорошо сохранившиеся железные прорезно-чеканные кандила с мелким узором, золочено-серебренные по мардану, с копотниками той же работы.

На паперти лежат надгробные плиты с надписями, прикрывая скромные могилы храмоздателей.

Прежде кровля на храме была значительно положе — нынешняя закрывает кокошники средней главы.

К югу от Златоустовской стоит теплая трапезная Владимирская церковь, освященная в 1669 году.

У нее можно отметить лишь входное открытое крыльцо. Оно тяжело, но своеобразно. Как ее придел, так и северный придел холодной церкви в конце XVIII века еще не были освящены.

Храмовый ансамбль в Коровниках фото

Перейти к статье церковь Иоанна Златоуста

Перейти к статье Церкви Ярославля

 

Храмовый комплекс в коровниках

В Ярославле, там, где Волга впадает в Которосль, есть интересное место, называемое Коровницкой слободой. Именно там расположен один из красивейших храмовых ансамблей города. На его месте когда-то была старинная деревянная церковь. Архитектурное великолепие храмового ансамбля в Коровниках отмечают все, кому удалось там побывать. Расположен он тоже весьма удачно, недалеко от центра Ярославля. Однако туристами эта достопримечательность не избалована – комплекс относится к старообрядческим, да и реставрация в нем еще не закончена.

Ансамбль комплекса

В ансамбль входит церковь Иоанна Златоуста, колокольня, церковь Владимирской иконы  Божьей Матери и невысокая ограда с резными створками Святых ворот. Строили его не один десяток лет. Не зря трудились зодчие, их мастерство воплотилось в красоте необыкновенно гармоничного уникального комплекса. «Гармоничная сказка» храма Иоанна Златоуста Первый храм начали возводить в Коровниках в 1649 году, строительные работы длились 5 лет. Деньги на него пожертвовали посадские жители — братья Федор и Иван Неждановские, позднее обоих похоронили на территории южного придела храма.

Кому-то может показаться, что эта «летняя» церковь ничем не выделяется среди других культовых сооружений Ярославля. Но если всмотреться внимательно, то видна поистине фантастическая симметрия, которую создают шатровые приделы. Во времена строительства храма такая форма куполов была под запретом, и зодчему нелегко дались технические вопросы, но результат того стоил. Церковь Иоанна Златоуста в Ярославле отличается простотой и изяществом. Небольшие кокошники шатровых приделов расположены группами, визуально смягчая крутой переход от основания в виде четырехгранника к замысловатой геометрии восьмерика и шатра. Верхние окна украшены кирпичными наличниками со своеобразным рисунком. В сборнике «Памятники искусства СССР» о храме писали: «Церковь Иоанна Златоуста составляет часть архитектурного ансамбля в Коровницкой слободе.

История возведения

Построена в 1649—1654 гг. в характерном для Ярославля типе пятиглавого храма с галереями и притворами, увенчанными шатрами. Уравновешенность композиции не освобождает образ храма от приземистости. Главы с барабанами по высоте больше самого храма. Первоначальный декор был сравнительно лаконичен.

Храмовый комплекс в коровниках — Церковь Иоанна Златоуста

Выделяется изразчатый наличник окна центральной апсиды — предвестник изразцового буйства в декоре более поздних храмов. В 1680-х гг. внешний облик храма претерпел изменения в сторону увеличения декоративности. Лопатки заменены пучками полуколонок. Появились обширные изразцовые вставки. Окна расширены и украшены пластичными наличниками…»  Храм Иоанна Златоуста в Коровницкой слободе наглядно показывает нам, как развивалось ярославское храмовое зодчество. Эту пятиглавую кубическую четырехстопную церковь окружают многочисленные галереи и приделы.

Церковь Иоанна Златоуста считается лучшей в Ярославле по декоративному убранству. Расписывала ее артель иконописцев, которыми руководил знаменитый мастер Алексей Иванович Сопляков. Храм издавна служил источником вдохновения для строителей, по его подобию возведено немало других церквей, однако, остался неповторимым. Декоративное убранство храма смотрится особенно нарядным, благодаря изразцовому наличнику на центральной апсиде в алтаре. Его создали почти через полвека после возведения самой церкви. Наличник оживляет кирпичную стену, играя роль яркого контрастного пятна. Праздничное многоцветье ярких изразцов с крупными орнаментами создает по-настоящему сказочное настроение. Этот непревзойденный шедевр стал своеобразной визитной карточкой, символизируя ярославское изразцовое искусство. Самые интересные детали храмового ансамбля: история и современность Храмовый комплекс представлен еще и церковью в честь Владимирской иконы Божьей Матери. Она строилась, как зимняя, поэтому не имеет приделов, чтобы помещение лучше отапливалось.

Храм кажется более простым, по сравнению с «франтовитым соседом», уступая ему по узорчатой замысловатости. 1680 год памятен строительством шатровой колокольни, ставшей в комплексе центральной. По первоначальному замыслу она была возведена самостоятельно, но всесте с тем соединила храмы воедино. Так задумали зодчие, а народ прозвал «ярославской свечой», благодаря особенной стройности и высоте. Колокольня буквально парит над землей, ведь ее размер — 37 метров. С высоты птичьего полета озорно и ехидно наблюдают за нами ажурные люкарны — слуховые отверстия для усиления акустического эффекта. Когда-то «ярославская свеча славилась куполами, отлитыми на сибирских заводах рода Демидовых. В XVII – XVIII вв. на одну линию с колокольней поставили Святые ворота. Они выполнены в стиле «нарышкинского барокко» и украшены резной вязью. Это еще одно связующее звено комплекса. Особенно грандиозным и величественным ансамбль выглядит на фоне речных просторов, как и было в свое время задумано зодчими Ярославля. Получился настоящий шедевр, причем не только на российском, но и на мировом уровне.

Наше время

В начале ХХ века его облик запечатлил фотохудожник С. М. Прокудин-Горский. Благодаря его талантливым цветным снимкам, можно представить все величие этого уникального храмового ансамбля. В советские годы комплекс долго находился в забвении, а в храмы использовали в качестве складских помещений. По счастливой случайности, они не были разрушены и довольно хорошо сохранились. Храм Иоанна Златоуста отдали под соляной склад, из-за чего часть фресок там безвозвратно испорчена. Чтобы полностью восстановить комплекс, нужны огромные деньги. Сейчас реставрационными работами занимается старообрядческая община.

Адрес: Портовая набережная, 2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *